Забавные истории

весёлые картинки, истории, анекдоты

Модератор: Ksenia

Аватара пользователя
Loren
Сообщения: 1259
Зарегистрирован: 09 янв 2008, 00:56
Откуда: Австрия
Контактная информация:

Re: Забавные истории

Сообщение Loren » 09 май 2013, 02:48

Леля ! Про ведро воды, я чуть со смеху не померла! 009*

Аватара пользователя
Лютиэн
Сообщения: 207
Зарегистрирован: 29 окт 2012, 18:34

Re: Забавные истории

Сообщение Лютиэн » 10 май 2013, 13:29

Нашла в контакте:

Изображение

Целый месяц пилила дочку, чтобы она нашла время помыть кота. В очередной раз придя с работы понимаю, что её не допросишься и пошла отмывать нашего блохастика сама.

Дочка вернувшись с прогулки и видя моё недовольное лицо запирается в ванной. Через некоторое время приходит ко мне на кухню и несёт в полотенце мокрого с вытаращенными глазами Масика. Я спрашиваю:
- Ты, что сделала?
- Кота помыла.
- Я его уже мыла.

В этот момент открывается дверь и заходит моя сестра:
- Вы что сделали?

Мы в один голос:
- Кота помыли.
- Я его уже мыла.

Дочка задумчиво:
- То то я смотрю чего это то он такой тихенький, обычно вырывается, царапается, а он наверное молчал и думал, бабы сегодня с ума сошли.
Если ты хочешь что-то сделать, но не решаешься, ждёшь "знака свыше" - то это вот он. Иди и делай! Всё получится!

Аватара пользователя
Himawari
Site Admin
Сообщения: 7981
Зарегистрирован: 15 июн 2007, 00:40

Re: Забавные истории

Сообщение Himawari » 14 июн 2013, 17:31

Почта России - это...

В который раз убедилась - у нас гениальные дети!
Вот вы помните, во что играли в детстве? "Дочки-матери", "Казаки-разбойники", "Ресторан", "Магазин", "Вышибала" и "Прятки" уже не котируются. Современная ребятня играет в "Почту".
Позавчера мне посчастливилось ехать в одном вагоне с целым танцевальным коллективом: девочки лет шести и старше (до 13-ти где-то). Они возвращались домой (в Акуловку) из СПб. Довольно быстро устав от карточных игр, они вдруг засуетились, засобирались, забегали. Оказалось, девочки решили играть в "Почту России" и минут сорок не могли договориться - кто и что будет делать. Далее буду цитировать, ибо это прекрасно!


- Если вы хотите отправить письмо, приходите со своей бумагой и конвертом в наше купе. Там мы поставим печать, распишемся и отправим вас по адресу. Нет, номер купе - это дом, а квартира - кровать. Нет, улица - номер вагона, но в другой вагон мы письмо не понесем, это не в нашей юрис... юрисп... юрисденции!

- Дай мне ручку.
- Спроси в соседнем вагоне.
- Можно я эту возьму?
- Нет, эту не бери. Этой я печать ставлю. Неужели не понятно?!

- Как ты разговариваешь с директором? Выйди и постучи! Не важно, что нет двери, ты все равно постучи!

- Все письма проходят через меня, я же директор! Я читаю все письма!

- А про что писать, ты не знаешь?
- Не подглядывай!!!

- Нет, мы не принимаем письма, написанные этой ручкой! Перепишите.

- Ой, а что это за клякса на моем письме?
- Печать. Да, это! Мы Почта России, нам лучше знать!

- У нас закончились марки!
- Иди и отдери от не отправленных писем.

- Да что же вы все идете и идете?! Рабочий день окончен, мы устали. Почта закрыта!
http://the-best-of-thebest.diary.ru/p189046211.htm
"Жизнь это всегда выбор. О чем-то мы жалеем, чем-то гордимся. Что-то будет преследовать нас вечно. Мы такие, какими сами выбираем быть". (с) Грэм Браун

Счастливые люди не хамят в очередях, не ругаются в транспорте, не сплетничают о коллегах. Счастливые люди живут в другой реальности. Им это ни к чему.

Вы даже не замечаете, что ваши мечты сбываются. Вам всего - всегда мало.

Аватара пользователя
SilverStar
Сообщения: 2178
Зарегистрирован: 17 апр 2012, 10:22
Статус: Эльвинофан
Откуда: Москва

Re: Забавные истории

Сообщение SilverStar » 14 июн 2013, 18:19

М-да... Современные детишки...
I will be chasing the starlight...

Аватара пользователя
olliver
Участник конкурса
Участник конкурса
Сообщения: 580
Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 01:13
Откуда: Волковыск

Re: Забавные истории

Сообщение olliver » 15 июн 2013, 00:04

SilverStar писал(а):Современные детишки...



Почта России вдохновляет... 109*

Подруга рассказывала реальную историю. Подслушала в поликлиннике.

Мальчик:
-Бабушка, а что у меня уши длинные?
Бабушка испуганно:
-Да, нет, конечно! С чего ты взял?
Мальчик:
-А почему ты меня всё время зайчиком называешь?
082*
"Fais de ta vie un rêve, et d'un rêve une réalité"


Аватара пользователя
Лютиэн
Сообщения: 207
Зарегистрирован: 29 окт 2012, 18:34

Re: Забавные истории

Сообщение Лютиэн » 15 июн 2013, 22:28

Жил-был Широкий Кругозор.
Но мама постоянно говорила ему:
- Хватит витать в облаках.
А в школе требовали учить все от сюда и до сюда.
И только так, как написано.
И Кругозор все сужался и сужался,
пока не стал точкой ..... Точкой Зрения.

Из ВК
Если ты хочешь что-то сделать, но не решаешься, ждёшь "знака свыше" - то это вот он. Иди и делай! Всё получится!

Аватара пользователя
Lucciola
Сообщения: 4491
Зарегистрирован: 29 июн 2009, 11:20
Статус: Летучий Кот

Re: Забавные истории

Сообщение Lucciola » 19 окт 2013, 13:18

Рассказ "Свинья и доктор".

"Раз, два, три, четыре,
Меня грамоте учили.
Не читать, не писать -
Только прыгать и скакать.
А я прыгала, скакала,
Себе ноженьку сломала.
Доктор едет на свинье
С балалайкой на спине..."
Из русского фольклора.

Итак, доктор ехал на свинье к больной. Дорога была не из кратчайших. Свинья время от времени спрашивала: "Скоро приедем?". На что доктор отвечал: "Будешь тащиться как черепаха - вообще никогда не приедем". Свинья обиженно замолкала и продолжала везти доктора.
Вдруг свинья остановилась, сбросила доктора на землю, улеглась на землю и довольно захрапела.
Доктор, выругавшись про себя, встал, растолкал свинью и строго спросил:
"Ты что себе позволяешь, Хавронья Ивановна? Ну-ка вставай, нечего дурака валять!"
"А ты что себе позволяешь, Гиппократ Болванович? Какого черта ты посреди ночи гоняешь меня в такую даль? Свиньям, между прочим, для нормальной жизнедеятельности требуется время от времени спать. Тыжемедик, должен это знать!"
"Ничего с тобой не случится, если ты поспишь чуть позже. А сейчас, пожалуйста, не валяй дурака. Нужно спасти больную, и как можно скорее. Понятно? Встали и поехали! Живо!"
Но свинья лишь повернулась на бок, всем своим видом показывая, что подчиняться доктору не намерена.
Доктор раздраженно сказал:
"Слушай ты, скотина. Запомни, пожалуйста, раз и навсегда. Не свинья ездит на докторе, а доктор на свинье. Желать чего-то - мое дело. Твое дело - помогать мне сделать то, что я желаю. Свои собственные прихоти держи при себе. Ясно?"
"Нет, дорогой доктор. Ничего мне не ясно", - сладко улыбаясь, пробормотала свинья. - "Давай вместе поспим", - с этими словами она встала, обхватила доктора лапами и повалила его на землю.
"Баю-баюшки-баю", - хрюкнула свинья.
Ошеломленный доктор с трудом освободился от могучих объятий свиньи, после чего сорвал с растущего поблизости дерева ветку и начал хлестать ею свинью. Свинья визжала: "Прости меня, доктор! Я больше не буду! Я признаю твою власть надо мной!"
"Еще недостаточно признаешь! Вот тебе для закрепления пройденного материала!", восклицал доктор, продолжая полосовать свинью.
Окончив экзекуцию, доктор сказал свинье:
"Ну, поехали!"
И они поехали дальше...

Автор не я!
Я люблю тебя, Жизнь,
И надеюсь, что это взаимно!
© М. Бернес

Аватара пользователя
SilverStar
Сообщения: 2178
Зарегистрирован: 17 апр 2012, 10:22
Статус: Эльвинофан
Откуда: Москва

Re: Забавные истории

Сообщение SilverStar » 19 окт 2013, 14:35

Что это было? 8)*
I will be chasing the starlight...

Аватара пользователя
Lucciola
Сообщения: 4491
Зарегистрирован: 29 июн 2009, 11:20
Статус: Летучий Кот

Re: Забавные истории

Сообщение Lucciola » 05 фев 2014, 21:48

Заглянете под кат - обхохочетесь. Наверняка сами или кто-то из ваших знакомых, обчитавшись чего-нить эпического, пытались подражать.
У меня есть сосед – мальчик Аркашка. Ему восемь лет.
Аркашка – плотненький, крепкий, с серьёзными карими глазами. Волос у него – жёсткая каштановая копна. Когда кто-нибудь из родителей пытается её расчесать, Аркашка начинает глухо рычать, как собака. Скалит зубы. Переднего, правда, нет: выпал. Может и укусить.
Нет, Аркашка – он хороший. Типичный восьмилетний бандит. Не любит делать уроки, умываться, не зашнуровывает кроссовки, любит животных, сладкое, садистские стишки, подраться…Всё нормально, всё как у всех.
Но вот примерно год назад с Аркашкой кое-что произошло.
Началось всё с того, что родители в начале каникул накупили Аркашке книг. Про хоббитов, про Гарри Поттера. Ну, весь этот стандартный набор жертвы глобализма. У нас ведь всё так. Взрослым дядям и тетям сказали: «Ша! Всем читать Коэльо с Дашковой!» «Есть!» - сказали дяди и тёти. И читают. Мальчикам и девочкам сказали: «Ша! Всем читать про очкарика и английское школьное соцсоревнование!» «Есть!» – ответили мальчики и девочки. И все поголовно читают Дж.К.Ролинг. Партия сказала «надо!», комсомол ответил «есть!» Привычка. Генетическая.
Ну, ещё про очкарика этого меченого более-менее живенько написано. Не намного хуже «Незнайки». Я треть первой книги одолел. Дальше не смог, уснул.
А про этих, с кожаными пятками…Там, конечно, глубокие культурно-мифологические пласты, подтексты и архетипы…Я всё понимаю и уважаю очень Толкина, Дж.Р.Р. Но читать не могу. По убогости ума своего. Все эти Митрандиры – Горгоробы – Азанулбизары…Вся эта кельтская нечисть…Её чтоб только запомнить-то, надо сразу 350 граммов принять. Без закуски. Нет, мне Винни-Пух с Коньком-Горбунком милей. Хотя – дело вкуса.
Но Аркашка сначала прочитал всю Дж.К., потом – всего Дж.Р.Р. Потом Аркашке купили фильмы по романам Дж.К. и Дж.Р.Р. Аркашка их посмотрел. И на некоторое время затих. Три дня даже давал себя расчесывать и не рычал. А потом зашел как-то на кухню к маме с папой и сказал:
- Буду писателем.
Подумал и добавил:
- Воистину так повелевают Высшие Силы.
Подумал и ещё добавил:
- Ибо.
- Что ибо-то? – спросил папа.
- Просто ибо, - пожал плечами Аркашка. – Ну, я пошёл.
И Аркашка пошел. И стал писателем.
Лежа на полу в какой-то немыслимой позе, кверху попой и книзу головой (так к мозгу кровь лучше приливает, я пробовал писать в Аркашкиной позе – класс!), шевеля, как змея, высунутым языком, похожим на кусок радуги (от сосания фломастеров), Аркашка выводил в своей красного цвета общей тетради:
«И злой валшебнек Курамор ванзил мечь в плодь нещаснова добрава валшебнека
Гулюлюна и три раза хахача пиривирнул яго. Хахаха! Ты пагибнеш!, кричал
Курамор. Иба!..»
Особенно Аркашке почему-то нравилось слово «иба!» А ещё – «ваистену!» и «дабудит так!» А ещё он любил их комбинировать, например:
- Да будет так, ибо!
Или:
- Ибо, воистину!
Описания Аркашке не очень давались. Он их обычно, так сказать, максимально лаконизировал, например:
«Лес был страшный».
Или так (почти по-чеховски):
«Море было большое. В нем было много воды».
Но зато страшные вещи Аркашка смаковал. У него всё время кто-нибудь кому-нибудь что-нибудь откусывал с криком «Да будет так!», кто-нибудь кому-нибудь что-нибудь во что-нибудь вонзал и обязательно то, что вонзал, три раза «пириварачивал» («Ибо!»).
Вечером Аркашка читал свои произведения ближним. Сначала ближние (мама с папой) Аркашку слушали, но потом терпение ближних иссякло.
- Господи, какой ужас! – говорила мама. – Аркаша! Да что же у тебя там за кошмары такие! Ты же ведь добрый мальчик!..
- И плоть его содрыгнулася от боли, - продолжал бубнить ровным, низким, зловещим голосом Аркашка, - и страшные черные птицы обклювали его со всех сторон…
- Не могу больше это «содрыгание» слушать! – воскликнул папа. – Опять кого-то там «обклювали»!..Я сейчас сам кого-нибудь «обклюваю»!..
- А злой волшебник Хухур достал «иликрическую» пилу и стал, весело хохоча, отпиливать ему ногУ и отпилил её три раза! Воистину!.. - вдохновенно гундосил Аркашка.
- Боже мой! Нате вам! Ногу три раза отпилили, - стонала мама.
- А потом, - продолжал Аркашка, - он вонзил в его рукУ лазерную палицу, обмазанную смертным ядом, и стал её медленно «пириварачивать», чтобы тот больнее обстрадался…
- Всё! Больше не могу эти «обстрадания» терпеть! – кричал папа и убегал в свой кабинет. А мама тоже убегала и запиралась в ванной.
Тогда Аркашка, который папу немного всё-таки побаивался, а маму нет, читал под дверь ванной:
- И тогда Чудовище схватило жертву и, дружно хохоча, обожралО её со всех сторон…
В ванной на полную мощность включались краны.
- Ибо я голоден, кричало Чудовище!..- орал на манер Чудовища Аркашка под дверь, но перекричать краны не мог.
Аркашка со своей новаторской рукописью долго слонялся по квартире. Опять ложился на пол кверху попой, чтобы написать продолжение. Но ему не писалось. Настоящему писателю нужна аудитория. А мама с папой объявили Аркашке байкот.
Тогда Аркашка переключился на меня. Он набирал мой номер и говорил:
- Дядь Вов, слушайте: «Чёрные зловещие скалы торчали со всех сторон…»
- «Торчали» исправь, - автоматически говорил я, исправляя что-то своё. В своей рукописи.
- Хорошо. «Чёрные зловещие скалы…были со всех сторон. За скалАми…»
- За скАлами…
- «За скалами жили страшные пивцы крови…»
- Что ещё за «пивцы»…
- Которые пьют…
- Нет такого слова.
- Ладно… «Они обгрызали жертву со всех сторон три раза, а потом брали острый молоток…»
- Достаточно. Извини, Аркаш, я занят…
Скоро Аркашка потерял и меня тоже в качестве аудитории. Единственным слушателем Аркашки остался старый пёс Чапа. Помесь таксы с болонкой. Что-то вроде карликового шакала.
Чапа тихо лежал на своем коврике и дремал. Аркашка ложился рядом с Чапой и громко читал Чапе в самое ухо:
- И он, хохоча, откусил ему глаз…
Чапа терпел пару дней, потом стал скулить.
- Злая колдунья острым ножем разрезывала плоть жертвы…
- У-у-у! – выл Чапа, как фабричный гудок, и полз под кровать.
Аркашка ложился рядом с кроватью и и кричал под кровать на воющего Чапу:
- Воистину прольётся кровь, ибо да будет так!
В отчаянном вое Чапы была мольба. «Ведь я не собака Павлова!» - как бы говорил этот вой.
На третий день Чапа начал лаять и кусаться, чего за ним раньше никогда не наблюдалось. Он даже слегка «вонзил в плоть» Аркашки свои старые зубы. Небольно, но всё-таки ляжку прихватил. Чапу не наказали, ибо он был воистину не виноват.
На следующий день папа сказал Аркашке:
- Аркадий! Завтра мы улетаем отдыхать. На море. В Судак. Вместе с дядей Вовой. Мы хотели бы взять и тебя. Но только с одним условием: ты не будешь нам читать свою…прозу. Договорились? Стоит тебе хотя бы раз заикнуться нам про эти… "ибо-откусывания – воистину-отпиливания"… и мы тебя отсылаем назад. Договорились? Даешь слово?
- Даю, - ответил, горько вздохнув, Аркашка. Ему очень хотелось на море. Но когда папа вышел из комнаты, Аркашка шёпотом всё-таки добавил:
- Ибо!
Своё слово Аркашка сдержал. Нас он оставил в покое. Зато окружающим досталось по полной.
В самолёте Аркашка прибрал к рукам стюардесс. Через полчаса полёта симпатичные стюардессы, косясь на Аркашку расширенными зрачками, шарахались от юного прозаика, как лошади от волка.
На море, на пляже, отойдя подальше от наших лежаков, Аркашка находил себе жертву, какую-нибудь одинокую скучающую бездетную даму пост-средних лет.
- Здравствуйте, - очаровательно улыбался он даме.
- Здравствуй, малыш, - охотно сюсюкала дама. – Здравствуй, кисынька.
- Я – не кисынька, я – писатель, - сурово объявлял Аркашка. – Хотите, я почитаю вам моё литературное художественное произведение?
- Конечно! – соглашалась дама. – Почитай, лапочка. Надо же, такой малепуньчик, а уже писатель! Прямо Моцарт, а не ребенок!
Малепуньчик Моцарт читал:
- Его жилы, хохоча, хрустнули под ударом стальной дубины, и кровь толстым потоком затопила Долину Смерти…
- О-о-о! – стонала дама и, траурно колыхая бюстом, откидывалась на лежак.
Через две недели Аркашку знали все. Когда он появлялся со своей алой, как кровь, тетрадкой, пляж пустел. Даже какой-то неизвестно как затесавшийся сюда, в Судак, немец, едва говорящий по-русски, завидев Аркашку, махал руками и кричал:
- Найн! Найн! Ихь – это не надо! Аркашка – цурюк!
Так прошло две недели. На обратном пути стюардессы вновь хлебнули по полной.
И истошно выл Чапа, как вдова на похоронах, а потом лаял и кусался. Надо было что-то предпринять.
Мы с Аркашкиными мамой и папой держали совет на кухне. Держали почти всю ночь. Ничего не решили. А на следующий день у Аркашки был день рожденья. И тут меня (как я думал тогда) осенило. Я быстренько пошёл в книжный магазин и купил «Вредные советы». О, наивный!
Несколько дней Аркашкины родители ликовали. Аркашка перестал писать. Они обсыпали меня благодарственными звонками. Но потом…
Я вообще-то живу этажом ниже, непосредственно под Аркашкой. Сначала Аркашкины родители перестали мне звонить. Потом надо мной стало происходить что-то странное. То раздавались какие-то глухие удары и вопли. То что-то зловеще скрипело и шуршало.
Аркашкин папа, которого я случайно встретил на улице, сделал вид, что меня не заметил. Левая рука у него была забинтована.
А потом мои верхние соседи меня затопили. Это всё Аркашкины дела. Я знаю.
Сейчас мы судимся.
А что сейчас читает Аркашка, не знаю. Даже боюсь предполагать.
Я люблю тебя, Жизнь,
И надеюсь, что это взаимно!
© М. Бернес

Аватара пользователя
Lucciola
Сообщения: 4491
Зарегистрирован: 29 июн 2009, 11:20
Статус: Летучий Кот

Re: Забавные истории

Сообщение Lucciola » 31 мар 2014, 19:59

Вот тоже одна развесёлая история.

Ваше здоровье!

Домой я вернулся в одиннадцать. Мои надежды на то, что домовладелица легла спать, не сбылись. Когда я попытался прошмыгнуть мимо ее открытой двери, миссис Эмори остановила меня грозным окликом:

– Мистер Виллард!

Я вздрогнул. Старуха стояла в дверях, скрестив руки на огромной груди, и пыталась испепелить меня взглядом.

– Сегодня семнадцатое!.. – угрожающим тоном напомнила она.

– Да, мэм. Я помню, что обещал сегодня заплатить за комнату, но...

– Или вы заплатите сегодня же, или ищите себе новое жилье!

– В такой поздний час? Клянусь, завтра к обеду я обязательно...

Тут меня вновь прервали. Только на этот раз не домовладелица, а мой сожитель и менеджер Эмброуз Джоунс. Я узнал его по длинным худым ногам, которые выглядывали из-под горы свертков и бумажных пакетов.

– Добрый вечер, миссис Эмори, – дружелюбно поздоровался он. – Сегодня вы особенно омерзительны.

Пакеты и нахальное поведение говорило о том, что мой товарищ в этот вечер был при деньгах. А издевательски-учтивое приветствие являлось еще и признаком алкогольного опьянения.

Миссис Эмори проглотила обиду в надежде получить деньги. Она проводила нас до дверей нашей комнаты и открыла ее своим ключом. Эмброуз элегантно достал из кармана пачку долларов.

– Держите, моя милая уродина. – Он положил в руку домовладелицы четыре двадцатки. – Это плата за две последние недели и за две недели вперед.

Старуха сердито фыркнула и вышла из комнаты. Эмброуз веером развернул пачку долларов. Двадцатки оказались самыми маленькими купюрами.

– Когда ждать фараонов? – вздохнул я.

– Сэм, – с легким упреком покачал головой мой менеджер, – это задаток за одно дельце. Тысяча баксов. После его завершения получим еще четыре штуки.

Я задумался. Неужели он пообещал моему противнику, что я лягу в нужном раунде? Зачем чемпиону такая победа? За последние два года я не продержался ни одного полного раунда, а в течение шести месяцев вообще ни разу не дрался.

Меню нашего вечернего пиршества состояло из буженины, сыра, румяного хлеба, разных маринадов, икры и копченых устриц. Запивать все эти деликатесы нам предстояло шампанским, настоящим шотландским виски и первосортным бурбоном. Кроме еды, Эмброуз купил новые костюмы.

– Кого мы должны убить? – спросил я.

– Некоего Эверетта Доббса, – улыбнулся Джоунс.

– Шутки в сторону. Что за дело?

– Я не шучу. Нашей клиентке, миссис Корнелии Доббс, надоел муж. Она угостила меня в баре, и мы разговорились. Сдается мне, у нее сложилось впечатление, будто я уголовник. Встретились-то мы в «Монти».

Все ясно. Бар «Монти» был излюбленным местом встреч бандитов.

– Значит, ты нагрел ее на штуку, – усмехнулся я.

– Нагрел? – возмутился Джоунс. – Это задаток. Ты что, хочешь обвинить меня в нечестности?

Пока мы ели и пили, Эмброуз посвятил меня в детали. Эверетт Доббс, ушедший на покой торговец недвижимостью и самый богатый человек в округе, жил со своей будущей вдовой на огромной вилле в Глен-Ридже и все свободное время проводил в клубе «Глен-Ридж». Каждый день ровно в одиннадцать Эверетт один возвращался домой. Миссис Доббс подробно описала его машину и назвала номер. Мы должны были оглушить Доббса и устроить несчастный случай. У Корнелии, конечно, будет железное алиби.

Я ни на минуту не усомнился в существовании миссис Корнелии Доббс и в том, что мой менеджер согласился убить ее мужа за пять тысяч долларов. Одно успокаивало: Эмброуз навеселе терял всякое чувство меры. Утром он сам не поверит, что говорил об убийстве. Как бы не пришлось еще уговаривать его не возвращать аванс.

Как всегда, утром у Джоунса с похмелья раскалывалась голова. Облачив свое тощее тело в халат, он отправился в ванную комнату принимать душ и бриться. Мой менеджер обладает просто поразительными способностями к восстановлению сил. Когда я вернулся из ванной, он был уже одет и смотрел на меня ясными глазами.

– Не обязательно возвращать деньги, – сказал я, одеваясь. – Она ничего не сможет нам сделать.

– Возвращать деньги? С какой стати я должен их возвращать?

Поймав непонимающий взгляд Джоунса, я терпеливо объяснил:

– Ты, конечно, шутил вчера, когда говорил об убийстве.

– Какие могут быть шутки, когда речь идет о пяти тысячах долларов! Я ведь тебе все объяснил!

– Вчера вечером ты был в стельку пьян! Мы не убийцы!

– Мы вообще никто, – буркнул Эмброуз Джоунс. – Это наш шанс, Сэм. Когда у нас будут деньги, мы найдем какого-нибудь парня. Я стану менеджером, а ты будешь его тренировать...

– Но убийство!..

– Да брось ты, Сэм. Ты что, забыл, как убил человека на ринге?

– То был несчастный случай, – возразил я. – А за преднамеренное убийство можно угодить в газовую камеру.

– Если поймают. Фараонам не за что будет зацепиться. Ни мы его, ни он нас никогда не видел.

– Твоя Корнелия расколется и заложит нас, – упорствовал я.

– С какой стати ей колоться, у нее железное алиби! К тому же смерть будет выглядеть как несчастный случай.

Весь день прошел в приготовлениях. Мы побывали в клубе «Глен-Ридж», внимательно осмотрели стоянку. Потом медленно проехали по дороге, по которой Доббс возвращался домой, и нашли подходящее место для аварии – крутой поворот, огибающий невысокий холм. От пятидесятифутового обрыва, под которым проходила дорога, его отделяла хрупкая деревянная ограда.

– Фараоны подумают, что, возвращаясь домой, Доббс не справился с управлением и сорвался вниз, – пояснил Эмброуз. – Корнелия сказала, что он здорово закладывает. Так что беспокоиться не о чем, комар носа не подточит.

В клуб мы отправились в девять часов – на тот случай, если Эверетт Доббс вдруг надумает уехать раньше обычного. На парковке стояло с полсотни машин, но мы без труда нашли нужный автомобиль. Чтобы скоротать время и успокоить взвинченные нервы, Эмброуз захватил бутылку скотча для себя и бурбона для меня.

В десять вечера из клуба вышел высокий худощавый мужчина и нетвердой походкой двинулся в сторону стоянки. Когда он подошел к машине, за которой мы следили, я кивнул:

– Это Доббс. Пойду разберусь с этим клоуном.

Мужчина что-то долго возился с ключом.

– Не получается? – участливо осведомился я.

– Замочная скважина не стоит на месте, старина. Может, попробуете? Вдруг у вас получится...

Насчет замочной скважины он оказался прав. Только со второй попытки мне удалось вставить в нее ключ.

– Браво! – похвалил он меня, когда я распахнул дверцу. – Вы позволите угостить вас?

– Конечно, – согласился я, – только не здесь. Я знаю место получше.

– Замечательно! – пьяно улыбнулся мужчина, протянул руку и представился: – Меня зовут Доббс, старина.

– А я Виллард, – ответил я, пожимая его руку. – Сэм Виллард. Может, лучше мне сесть за руль? Ведь я знаю дорогу.

– Как вам будет угодно. – Он отвесил поклон, едва при этом не упав.

До поворота мы добрались без происшествий. Убедившись, что вокруг никого нет, я вышел из машины. Доббс спал. Сняв ручной тормоз и легонько нажав на акселератор, я захлопнул дверцу. Ограждение находилось футах в сорока. Машина набрала скорость и легко проломила деревянную ограду. За треском вырываемых с корнями кустов последовал страшный грохот...

– Может, лучше поехать в другую сторону? – предложил Джоунс. – Его машина наверняка перегородила дорогу.

– Не бойся, – успокоил его я. – Скорее всего, она проскочила дорогу и покатилась дальше. Там есть еще один небольшой обрыв.

После очередного поворота мы выехали на тот участок дороги, куда упала машина Доббса. На усыпанном битым стеклом асфальте валялся бампер. Машина перелетела через дорогу. Если бы не темнота, мы бы, наверное, увидели внизу ее обломки.

Эмброуз сбросил скорость, чтобы объехать бампер, и тут из кустов неожиданно выползла высокая фигура. Джоунс резко затормозил. Эверетт Доббс встал, отряхнул брюки и, шатаясь, подошел к нам. Кроме порванной одежды, других следов катастрофы я на нем не заметил.

– Джентльмены, у меня авария, – сообщил он, засовывая голову в салон. – Наверное, заснул за рулем и не заметил, как съехал с дороги. – Слава Богу, он был из тех пьяниц, которые начисто забывают, что с ними произошло какой-то час назад. – Вы случайно не знаете, где мы находимся?

– В Глен-Ридже, – ответил я и предложил: – Садитесь.

– Вы очень любезны, – поблагодарил Доббс, забираясь на заднее сиденье. – Кажется, я ехал в клуб, – задумчиво пробормотал он, – но мне нельзя показываться там в таком виде... Джентльмены, отвезите меня на яхту. Она стоит в «Лейкшор-яхт-клабе». – Доббс широко улыбнулся. – Как вы относитесь к ночной рыбалке? Надеюсь, вы не торопитесь?

– Мы не торопимся, – кивнул мой менеджер.

У ярко освещенного причала стояли с полсотни судов разных размеров. Эверетт Доббс подвел нас к красивой яхте, на носу которой было написано: «Щедрый».

Эмброуз захватил с собой скотч, а мы с Доббсом по очереди то и дело прикладывались к бурбону. Наш клиент был настолько пьян, что нам пришлось тащить его на борт чуть ли не на себе. Он открыл люк и с грохотом скатился вниз. Держась за металлический поручень, я осторожно спустился и включил свет.

В каюте были четыре койки и два шкафа. Доббс достал две удочки и, не удержавшись на ногах, упал на колени. Мне пришлось поднимать его. Эмброуз отнес на палубу удочки. Я – их хозяина. На палубе он рухнул в парусиновый шезлонг и тут же захрапел. Я поднялся в рулевую рубку и, посветив себе зажигалкой, быстро разобрался в назначении ручек и кнопок на приборной панели. Уже через минуту завел двигатель и, поставив его на малые обороты, включил ходовые огни.

– Смотри, не врежься в волнолом, – предупредил Джоунс.

Я с трудом разглядел длинный волнолом. У самого конца футах в пятидесяти друг от друга покачивались два мигающих красных огонька.

За волноломом началась легкая качка. Эмброуз, всегда жаловавшийся на морскую болезнь, со стоном выскочил из рубки. Я прибавил скорости, и мы начали быстро удаляться от берега. Эмброуз велел отойти на пару миль, но я никак не мог разобраться в показаниях компаса и боялся потерять береговые огни. Поэтому, пройдя с полмили, заглушил двигатель и спустился на палубу. Доббс продолжал храпеть. Эмброуз с мертвенно-бледным лицом глубоко дышал, вцепившись обеими руками в поручень. Я легко поднял Доббса, подтащил его к поручню и сбросил в воду.

Когда «Щедрый» приблизился к волнолому, я спросил своего товарища:

– А фараонам не покажется странным, что Доббс заплыл так далеко? Может, не стоит отгонять яхту к причалу?

– Поблагодари Господа за то, что у твоего менеджера голова на плечах, мой мускулистый безмозглый друг, – похлопал меня по плечу Джоунс. – Мы сойдем на причале и направим яхту из гавани. Через несколько часов у нее кончится топливо, и ее найдут дрейфующей в открытом море. Вскрытие покажет, что Доббс был в стельку пьян, и все подумают, что он упал за борт.

Я молча сбросил скорость и направил яхту к концу волнолома.

– Если мы останемся на причале, то мне ни за что не вывести «Щедрого» из гавани, – объяснил я. – Придется сойти на волноломе.

Пристать мне удалось только с третьей попытки. Я закрепил штурвал в нужном положении, и мы пустили яхту дрейфовать. Потом двинулись к берегу. Впереди мигали огоньки. Пройдя несколько десятков ярдов, увидели, что красные огоньки на буйках обозначали не тот проход, по которому мы вышли из гавани. От берега нас отделяли семьдесят пять футов воды.

– Я не умею плавать, – угрюмо сообщил мой менеджер.

Пришлось тащить его на себе... Мы выбрались на общественный причал и три четверти мили, отделяющие нас от яхтклуба, преодолели молча. Несмотря на теплую ночь, мы продрогли в насквозь мокрой одежде.

Когда добрались до причала «Лейкшор-яхт-клаба», увидели ходовые огни какой-то яхты, входящей в гавань. «Щедрый» подошел к двенадцатому эллингу и элегантно пришвартовался. Огни погасли. Высокий долговязый человек спрыгнул на причал и привязал канат к кнехту.

– Привет, ребята! – поздоровался Эверетт Доббс, с интересом разглядывая нашу мокрую одежду. – Тоже пришлось искупаться?

– Пришлось, – буркнул Эмброуз, заскрипев зубами от злости.

– Сочувствую, – пожалел нас Эверетт Доббс. – Мне повезло больше. Как я очутился за бортом, ума не приложу! Но едва попал в холодную воду, сразу протрезвел. Я уж думал, что мне конец, как вдруг вижу – прямо на меня медленно плывет моя яхта.

– Да, повезло, – кисло согласился Эмброуз Джоунс и выразительно посмотрел на меня.

– Я бы предложил вам переодеться, но у меня на борту сухая одежда только на одного, – извинился Доббс. – Если хотите, я отвезу вас в одно место... здесь совсем рядом... где можно обсохнуть. Там есть сушилка и выпивка. Я только переоденусь, и поедем.

Через десять минут Доббс, слегка покачиваясь, поднялся на палубу в спортивных туфлях, белых брюках и свитере. Увидев на парковочной стоянке только нашу машину, удивился:

– Как, черт побери, я сюда попал? Ведь моя машина в ремонте...

Мы не стали напоминать ему, что его машина не в гараже, а разбросана по Глен-Риджу.

Усадив Доббса на заднее сиденье, мы проехали три квартала по Мейн-стрит, повернули на запад и проехали еще два квартала.

– Сюда. – Эверетт показал на подъездную дорогу, по обеим сторонам которой стояли два каменных столба. На одном из них висела табличка: «Похоронное бюро Доббса».

Доббс открыл дверь дома, и мы вошли в маленький холл. Слева за приоткрытой дверью виднелся кабинет. Мы спустились в подвал, прошли просторное помещение, заставленное пустыми гробами, и попали в комнату с раковиной, двумя металлическими столами на колесиках и стойкой. Это была комната для бальзамирования.

Доббс достал из шкафа два белых балахона из плотного материала и протянул нам.

– Извините, но пока будет сушиться одежда, вам придется посидеть в этих саванах, – сообщил нам владелец похоронного бюро.

Мы вывалили содержимое наших карманов на один из металлических столов, разделись и завернулись в простыни. Доббс унес нашу одежду и туфли в соседнюю комнату. Через минуту оттуда донесся шум прачечной сушилки.

Вернувшись, Доббс достал из другого шкафа три стакана и бутылку шотландского виски. Я заметил в шкафу еще несколько бутылок. Доббс налил стаканы почти доверху и взял бутылку.

– Пошли в другую комнату, там удобнее, – предложил хозяин и повел нас в уютный маленький кабинет.

Там он поставил бутылку на стол и устроился в кресле. Эмброуз уселся в другое кресло, а я – на диван.

– Ваше здоровье! – Доббс с улыбкой поднял стакан и осушил его одним глотком.

Мы с Эмброузом тоже отхлебнули, но выпили только половину. В течение следующего получаса эта процедура повторилась несколько раз. На каждую выпитую нами с Эмброузом унцию виски Доббс выпивал две. И когда он попытался встать, у него ничего не получилось.

– Послушайте, старина, – обратился он к Джоунсу, – не сходите ли вы за новой бутылкой?

Эмброуз встал и, элегантно запахнувшись в саван, твердым шагом вышел в бальзамировочную. От меня не укрылось, что он прихватил с собой пустую бутылку.

Вернулся Эмброуз с двумя бутылками. Одну протянул Доббсу, а из второй налил мне и себе. Эверетт наполнил свой стакан. Осушив его одним махом, удивленно посмотрел на нас.

– Это виски? – Его голос неожиданно стал скрипучим, как несмазанная дверь. Он уставился на бутылку.

– Шотландское виски, – подтвердил я, прочитав этикетку.

Доббс облегченно вздохнул и снова налил себе полный стакан. Мой менеджер не сводил пристального взгляда с нашего хозяина. Доббс выпил виски и опять удивленно уставился на бутылку.

– Странно, – пробормотал он.

Эмброуз налил Доббсу третий стакан. Владелец похоронного бюро задумчиво посмотрел на него. Следующие десять минут прошли в молчании. Мы с Джоунсом выпили, а Доббс к своему почему-то даже не притронулся.

– Ваше здоровье! – Эмброуз быстро налил себе и поднял стакан.

Эверетт очень медленно поднес к губам стакан и не меньше минуты цедил виски, пока не выпил все до последней капли. Потом его рука со стаканом медленно опустилась на подлокотник кресла.

Сушилка остановилась. Одевшись, мы аккуратно положили саваны в шкаф и рассовали личные вещи по карманам.

– А что с ним будем делать? – Я показал на дверь в кабинет.

– Он тоже должен быть готов.

Эмброуз нетвердой походкой пошел в кабинет. Я поплелся за ним. Доббс сидел с застывшей улыбкой. Мой менеджер подошел к креслу и сильно потряс его за плечо, но тот даже не шелохнулся. Тогда Эмброуз попытался забрать у него стакан, но разжать пальцы Доббса ему не удалось.

– Что с ним такое? – удивился я.

– Выпил пол-литра жидкости для бальзамирования.

– Ты хочешь сказать, что он наконец-то мертв? – не поверил я.

– Мертвее не бывает... Пожалуй, лучше не ждать завтрашнего вечера, а забрать деньги сейчас и уехать из города. В виде доказательства покажем труп! Забери у него стакан, – велел Джоунс, но мне тоже не удалось разжать пальцы мертвеца. – Ну и черт с ним! – махнул он рукой. – Повезем со стаканом.

Я посадил улыбающегося Доббса на заднее сиденье, а сам сел рядом с Эмброузом впереди. До двухэтажного дома Доббсов мы добрались к двум часам.

Дверь нам открыла крашеная блондинка лет тридцати пяти.

– Доброй ночи, миссис Доббс! – вежливо поздоровался Эмброуз и склонился в поклоне, едва не потеряв равновесие.

– Какого черта вы здесь делаете?

– Приехали доложить, что задание выполнено. Доказательство в машине.

– Какое доказательство? – Она вышла на крыльцо.

– Загляните в нашу машину, – предложил Эмброуз.

– Что вы несете? – не на шутку рассердилась блондинка. – Два часа назад Эверетт звонил из клуба: он одолжил машину Герману, а сам решил переночевать в клубе.

Когда Корнелия Доббс спустилась с крыльца и посмотрела на заднее сиденье нашей колымаги, ее глаза стали огромными, как блюдца.

– Герман! – пробормотала она. – Что с ним случилось?

– Герман?.. – растерялся Эмброуз.

– Это младший брат Эверетта, идиот! Именно за него я собиралась выйти замуж, став вдовой... Что вы с ним сделали?

Я забыл упомянуть еще одну отличительную черту Эмброуза: даже в стельку пьяный он не теряет головы.

– Ничего страшного, мадам, – успокоил он испуганную Корнелию. – Обычное сильное опьянение. Мы доставим его домой в целости и сохранности... Он сел в машину вашего мужа и сказал, что его зовут Доббс. Поэтому мы и приняли его за вашего супруга.

– А зачем вы его сюда привезли? – возмутилась Корнелия Доббс.

– Мы хотели раздеть его и утопить в бассейне, – нашелся мой менеджер.

– Заткнитесь! – прошипела блондинка. – Герман ничего не знает о моих планах!

– Мистер Доббс ничего не слышит, – улыбнулся Эмброуз Джоунс. – Он полностью отключился.

Эмброуз еще раз учтиво поклонился, и мы сели в машину. Он сдал немного назад, развернулся и выехал на подъездную дорогу. Я оглянулся. Разъяренная Корнелия Доббс смотрела нам вслед.

Как только мы выехали на улицу, Эмброуз съехал на обочину, выключил фары и заглушил мотор. Через несколько минут в доме стало темно.

– Хорошо, – кивнул Джоунс. – Вытаскивай его.

Я вышел из машины и вытащил Доббса. Эмброуз пошел впереди. Он держал путь к плавательному бассейну. Рядом с бассейном стояли два парусиновых шезлонга. Когда я посадил Германа Доббса в один из них, Джоунс принес бутылку скотча. Несколько секунд задумчиво смотрел на замершую на губах Доббса улыбку, потом наполнил протянутый стакан.

– Ваше здоровье! – угрюмо пробормотал мой менеджер. – А теперь пора уносить ноги. Соберем вещички и махнем на юг.

/Ричард ДЕМИНГ/
Я люблю тебя, Жизнь,
И надеюсь, что это взаимно!
© М. Бернес


Вернуться в «Юмор»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость