Единые судьбой, но не жизнью? (Lara88)

пишем, читаем и делимся впечатлениями

Модератор: Ksenia

Lara88
Сообщения: 61
Зарегистрирован: 17 авг 2020, 14:25

Единые судьбой, но не жизнью? (Lara88)

Сообщение Lara88 » 18 авг 2020, 14:17

Всем привет! С детства являюсь поклонницей этой истории. Перечитала кучу фанфиков, и решила сама попробовать написать историю, которая у меня в голове уже несколько лет. Фанфик пока в работе, но стараюсь писать быстро, если понравиться буду работать усерднее.
Вот первые несколько глав. Надеюсь понравится.

Единые судьбой, но не жизнью?

Пролог

В Чикагской резиденции Эндри с самого утра была суматоха. Все обитатели дома готовились к баллу в честь двадцатилетия юной мисс Эндри.
- Поставьте позолоченные канделябры на тот стол, а эти цветы отнесите к лестнице, - на ходу властным голосом отдавала распоряжения мадам Элрой.
Под ее чутким руководством и воодушевленной помощи юной миссис Корнуэлл, главный бальный зал особняка Эндри выглядел, как в сказке.
- Альберт, ну зачем было все это делать? – сидя в кабинете последнего, все не унималась златовласая мисс Эндри.
- Моя дорогая, не преувеличивай. Ты заслуживаешь большего, - мягко улыбнулся молодой человек. – К тому же у нас два повода для балла, твой день рождения и диплом квалифицированного врача-педиатра. Он дался тебе нелегко, целыми днями работа и учеба… мы тебя практически не видели все это время, - вздохнул Альберт.
- Но думаю оно того стоило? – улыбнулась Кенди.
- Естественно, я так горжусь тобой! – при этих словах юноша с нежностью сжал руку девушки.
- Друзья, не хотела вам мешать, - послушался голос миссис Корнуэлл, заглянувшей в кабинет, - но нам всем пора уже готовиться к баллу, а то гости скоро начнут собираться.
- Уже бегу, - вскочила с места Кенди, и метнулась было за подругой, но потом резко обернулась назад, и нежно поцеловав Альберта в щечку и сказав, - Спасибо! – выпорхнула из кабинета.
А молодой магнат так и остался стоять, прижав руку к щеке, которая казалось горела огнем на месте прикосновения ее губ.

Глава 1

С момента праздника в Доме Пони прошло уже три года.
После долгих обсуждений и уговоров, все-таки было решено, что Кенди переедет к Альберту в резиденцию Эндри. В начале девушка долго не соглашалась, но после поняла, что не хочет вновь терять Альберта, как это произошло несколько месяцев назад, когда тот исчез. После Дома Пони, ее домом было место, где находился ее дорогой друг, а ныне и покровитель Уильям Альберт Эндри.
Девушка пошла на этот шаг, только при условии, что ей не запретят работать. И Альберт естественно не только не воспрепятствовал этому, но также и предложил продолжить обучение, чтобы стать врачом. Кенди была очень счастлива, и с головой окунулась в работу и учебу.
Девушка не захотела покидать доктора Мартина и «Счастливую клинику», чтобы иметь возможность помогать тем, кто не мог себе позволить расходы в городских клиниках.
Альберт же в свою очередь и ради Кенди, и в знак благодарности собственно доктору Мартину за помощь ему в трудное время, вложил определенную сумму, для того чтобы отремонтировать и расширить клинику, набрать больше персонала, чтобы больше нуждающихся людей могли обраться за помощью, где им с удовольствием помогал добродушный, квалифицированный персонал.
Без внимания также не остался и Дом Пони. Молодой магнат также устроил там большой ремонт, в результате чего появилось еще два новых жилых здания, небольшая школа, расширили помещение для содержания домашнего скота и птиц.
Альберт выделил ежемесячное содержание для юных воспитанников приюта, чтобы дети ни в чем не нуждались. Кенди была безмерно благодарна молодому человеку за подобную щедрость, а детишки из приюта просто боготворили его, с не терпением ожидая каждый приезд.
Патриция О’ Брайан тяжело пережив смерть своего любимого, все же решила взять себя в руки и жить дальше в память о своем милом Стире. Девушка вернулась в Чикаго и поступила в университет, чтобы продолжить учебы, а также быть ближе к друзьям. А те в свою очередь были очень счастливы, что их подруга смогла пережить свое горе и вновь с ними.
Через год после праздника на Холме Арчибальд Корнуэлл и Анни Брайтон поженились, и теперь являлись счастливыми родителями пухленького мальчугана, Алистера, которому едва исполнилось семь месяцев.
Арчи также продолжил свое обучение, и теперь возглавлял юридический отдел империи Эндри, во всем помогая своему дяде и другу Уильяму Альберту.
Анни всецело посвятила себя семье и домашним обязанностям. Корнуэлли жили в резиденции Эндри, чему очень радовалась Кенди, так как Альберт часто бывал в разъездах, и девушке было не по себе оставаться в этом огромном доме без него.
Мадам Элрой в начале так нетерпимо относящаяся к Кенди, во много благодаря выходкам Лэганов, после, узнав о том, какую роль девушка сыграла в судьбе ее дорогого племянника, когда тот оказался на грани гибели, была ошеломлена и решила дать ей шанс стать полноправным членом семьи (в прочем выбора у нее также не было). Элрой больше не хотела принимать решения основываясь на предположениях, выстроенных вокруг сплетен.
Первые месяцы Мадам причитала, что леди из семьи Эндри никак не подобает работать, тем более медсестрой и уж тем более в такой захолустной клинике, как «Счастливая клиника». Но со временем она свыклась с этим и даже приняла, особенно, что в будущем была перспектива становления Кендис врачом.
Что касается Леганов, они сильнее всех были в шоке, когда узнали кто такой Уильям Эндри.
Для Элизы Альберт был никем, но зато молодой, красивый глава клана стал новым предметом увлечения, и она задалась целью заполучить его. Однако, когда мисс Леган поняла, какие отношения между ее очередной страстью и этой проклятой сироткой, она пришла в такую ярость, что слуги боялись даже проходить мимо комнаты мисс несколько дней.
В первое время Элиза на свой манер пыталась настроить Уильяма против Кендис, как всегда оговоривая ту, рассказывая гадости, но быстро поняла, что это было ошибкой. Уильям, в начале пытаясь терпимо относиться к Элизе, быстро терял терпение, и в итоге довольно грубо и прямо заявил, что если та не прекратит подобную деятельность, у нее будут проблемы, в плоть до домашнего ареста.
Элизе ничего не оставалось, как сменить свою тактику. Теперь она пыталась всеми силами выделиться, доказать, что ОНА истинная леди. Своими дорогими нарядами, украшениями, помпезным поведением Элиза думала покорить Уильяма Альберта, и показать насколько ничтожна Кенди с ее простотой и вульгарной, по ее мнению, поведением.
Вот только Элиза никак не могла понять, что для Альберта вся эта мишура не значила абсолютно ничего, во много даже наоборот, раздражала.
Ее попытки соблазнить молодого миллионера иногда казались настолько смехотворными, что Арчи буквально не мог сдерживать ехидных замечаний, чем получал злобный взгляд кузины, хихиканье девушек, и обреченность Альберта во взгляде.
С Нилом была иная ситуация. Как это не странно, но после объявления Альберта главой клана Эндри и расторжения той нелепой само по себе помолвки с Кендис, он резко изменился в лучшую сторону. После продолжительного разговора Нила с новоявленным дядей, подробности которой так никто и не узнал, молодой Леган вдруг взялся за ум, также как Арчи продолжил обучение, и постепенно стал вникать в семейный бизнес. И теперь был первым помощником отца во всех его делах.
В первое время никто не верил в такое преображение Нила, даже Элиза не могла понять, что произошло, и все пыталась выяснить, что за план у ее брата назревает. Но так ничего не добилась.
Молодой человек с трудом, но смог перебороть свою страсть (любовью это чувство никогда не было) к Кенди, и поговорив с ней однажды, искренне попросил прощение за все свои выходки, за всю боль, что пришлось пережить девушке по их с Элизе вине. Он заверил Кенди, что больше никогда не посягнет на свободу и выбор девушки и надеется, что та когда-нибудь простит его и даст шанс стать ей другом.
Сначала с сомнением отнесшаяся ко всему этому, Кенди все же, увидев искренность в Ниле, и в этот раз не изменила себе. Будучи бескрайне доброй и отзывчивой, она конечно простила его и согласилась стать другом.
Что касается личных переживаний наших героев, то здесь было настолько же сложно, насколько и просто.
Чувства Альберта к свой подопечной изменились еще когда они жили вместе в маленькой квартирке, и он, безмерно благодарный этой чудесной девушке за все, что она сделал для него, в один день понял, что испытывает к ней далеко не дружеские чувства, и тем более не братские.
Ему было сложно справиться с этим, но он был готов принять свои чувства, хоть и понимал, что они останутся тайной, так как девушка была безоглядно влюблена в другого. Однако, когда Кенди вернулась из Нью-Йорка с разбитым сердцем и решением окончательно расстаться с Терри, где-то на задворках сознания Альберт начал лелеять надежду, что возможно однажды…
И он готов был ждать и поддерживать свою хрупкую и в тоже время такую сильную малышку, пока та не оправится и не излечится от своей боли. Альберт надеялся, что со временем Кенди сможет забыть свою любовь к актеру, и тогда у него появится шанс завоевать ее. Они и так уже были семьей, теперь он бы смог дать ей ту настоящую семью, которой та была лишена.
И все бы ничего, но в один прекрасный день к Альберту вернулась память, и он буквально ужаснулся того, что влюбился в собственную приемную дочь. Возможно поэтому он решил исчезнуть из ее жизни, по крайней мере пока не сможет привести мысли в порядок.
Но время проходило, они вновь стали жить в одном доме, у них была семья, которая давала обоим силы двигаться дальше по выбранному пути. Однако чувства Альберта никуда не исчезали, а только все крепли, и он уже не представлял свой жизни без этой златовласой проказницы.
Прошло уже несколько лет, но юный Эндри пока не решался сделать своей девочке предложение. Он даже страшился открыться ей, хотя казалось о его чувствах к подопечной догадывались уже все, вплоть до мадам Элрой. Все, кроме самой Кенди. Девушка, будучи всегда наивной и прямолинейной либо не замечала особое отношение друга, либо где-то на подсознательном уровне огораживалась от правды.
И Альберт терпеливо ждал, хотя с каждым днем становилось все труднее себя контролировать, особенно, когда не понимая, какой эффект может возыметь на молодого человека ее действия, Кенди могла сильно-сильно обнять его и, прижавшись к его груди, долго сидеть и слушать либо рассказывать, как прошел их день.
Что касается самой Кенди, то она сама не смогла бы ответить, что именно чувствует. Очень болезненно пережив расставание с Терри, ей уже не хотелось больше думать о любви, так как хоть сердце перестало ныть от боли каждую секунду, но глубоко внутри она все же не могла отпустить юноши из своего сердца.
Актер уже не занимал ее мысли каждую свободную минуту. Хотя Кенди и не позволяла себе такой роскоши, как свободная минута. Девушка нагружала себя работой и занятиями настолько, что при возвращении домой, часто даже не поев, засыпала сном без сновидений. А, если она и видела сны, то о своем мальчике с глубокими синими глазами, которые затягивали ее. После этого блондинка целый день ходила выбитая из колеи.
Через год после ночи в Нью-Йорке, Кенди настолько приноровилась прятать свои чувства, что никто уже не мог предположить, что глубоко внутри ее разъедает щемящая тоска. Некоторое время Альберт еще улавливал ее тоску, особенно, когда девушка казалось отключалась от мира, витая где-то и ничего не видя и не слыша вокруг. Но потом и это прошло. Молодой Эндри успокоился, надеясь, что его девочка наконец преодолела свою привязанность с к актеру.
Последний раз Кенди сорвалась, когда узнала о венчании Терренса Гранчестера и Сюзанны Марлоу. Она просто заперлась в своей комнате на целый день, и как предполагал Альберт, просто проливала слезы о потерянном любимом. Сам магнат этого не видел, так как был в Нью-Йорке. Будучи единственным близким другом Терри, он стал его шафером на свадьбе.
Да-да, молодые люди продолжали общаться каждый раз, когда Альберт уезжал в Нью-Йорк по работе. Пережив первый шок о того, кем оказался его друг, Терри с благодарностью вновь принял дружбу молодого магната. Но будучи всегда скрытным и гордым человеком, актер никогда не позволял себе показывать свои чувства, даже перед Альбертом. А молодой Эндри не пытался влезть в душу друга. Из своих наблюдений он понял, что во взгляде Терри исчезла та обреченность и разрывающая боль, которая была, когда они встретились в захолустном баре в Чикаго.
Они старались никогда не касаться темы Кенди, единственное, что Терри себе позволял, это поинтересоваться, все ли в порядке у девушки, хоть и подробностей рассказывать не позволял. Вначале было слишком больно, потом стало привычкой однообразные вопрос и ответ.
Альберт был уверен, что другу удалось перебороть свою любовь к его подопечной, ведь как говорил сам актер, он испытывал очень нежные чувства к своей невесте.
И вот спустя еще год после свадьбы Терри, Альберт для себя решил, что время пришло, и он может позволить себе открыться перед девушкой, не предав при этом ни друга, ни задев чувства Кенди.
Однако человеческая душа потемки, куда не может заглянуть посторонний.

Глава 2

- Мистер Уильям Альберт Эндри и мисс Кендис Уайт Эндри! – провозгласил камердинер.
На широкой лестничной площадке появилась пара. Внизу прошел восторженный гул, при виде молодых людей.
Еще бы, как всегда красивый и элегантный Уильям, в безупречном черном смокинге, и юная мисс Кендис, которая из симпатичного подростка превратилась в неповторимо красивую молодую леди, выглядели словно сошедшие со страниц романа.
По Кендис вздыхал не один молодой человек, и Альберту не раз приходилось отвадить очередного ухажера, который заявлялся к нему с предложением. Молодой человек понимал, что возможно поступает не верно, по крайней мере необходимо спросить саму девушку, что она думает об этом, но он не мог справиться со своей ревностью.
Если когда-то Альберт был готов отойти в сторону, чтобы его малышка была счастлива с Терри, то теперь, когда тот был потерян для его подопечной, он не хотел представлять рядом с ней кого-то, кроме себя.
- Благодарю за то, что почтили нас сегодня своим присутствием, дорогие наши гости! – произнес Уильям, обращаясь к собравшимся. – Хочу поднять свой бокал за нашу очаровательную Кендис и пожелать ей все счастье мира, чтобы она и дальше радовала нас своей искренностью, жизнерадостностью и задорной улыбкой! – провозгласил мистер Эндри, когда они уже стояли внизу лестницы.
- За мисс Эндри! – поддержали собравшиеся, все, кроме одной рыжеволосой особы, которая буквально дышала злобой, смотря на Кенди.
А девушка действительно сегодня была неповторима. Зеленное щелоковое платье, смело открывающее плечи и шею, высоко собранные волосы, украшенные драгоценностями, вся она дышала свежестью и будто излучала светом.
Когда Альберт увидел ее, у него перехватило дыхание, так захотелось заключить девушку в объятия и больше не отпускать. Он уже решил для себя, что этот день самый идеальный, чтобы открыться девушке и предложить стать его женой. Бархатная коробочка всегда находилась в нагрудном кармане его пиджака и ждала своего часа.
Кенди решила на сегодня отложить все переживания и насладиться вечером, ведь рядом были все ее друзья, даже Том и Джимми приехали, чтобы поздравить свою сестренку.
Девушка весело и непринужденно танцевала, общалась с друзьями и коллегами. И конечно ей было невероятно хорошо рядом с Альбертом. Сегодня у молодого человека по особенному горели глаза, когда он смотрел на нее. И Кенди очень смущалась, хоть и чувствовала себя польщенной, наверное впервые ощутив, что да, она стала взрослой и весьма привлекательной девушкой.
- Кенди, сестренка, - позвал ее Джимми, - ты выглядишь просто божественно. У меня даже язык не поворачивается назвать тебя Боссом, - широко улыбнулся парень.
- Джимми, что ты говоришь, - зарделась Кенди. – Спасибо, но я все равно останусь вашим Боссом, - хихикнула она, подмигнув юноше, который уже казалось стал совсем взрослым.
- Это точно, наша Кенди не изменится никогда, - подхватил Том. И все дружно засмеялись.
- Можно забрать у вас Кенди, она обещала мне танец, - появившись за спинами воспитанников Дома Пони, сказал Альберт. – Мисс!
- С удовольствием, мистер Эндри, - заулыбавшись, подала руку Кенди. И пара отправилось в центр зала.
- Спасибо, Альберт! Это просто чудесный вечер, - вновь поблагодарила его Кенди.
- Я говорил, ты заслуживаешь самого лучшего, - чуть хрипло произнес юноша.
- Ох, не преувеличивай, я обычная девушка, - смутилась Кенди.
- Ты никогда не была обычной, - чуть крепче, чем полагается, сжав девушку в объятиях, прошептал Альберт. «Особенно для меня!» - добавил он про себя.
Руки у него были настолько горячие, а дыхание тяжелое, что девушка заволновалась.
- Альберт, ты в порядке? – спросила она, нежно коснувшись его щеки.
- Кенди, я… - начал было он, готовый прямо здесь, у всех на виду встать на колени и…
- Простите, Мистер Эндри, можно украду вашу спутницу? – поинтересовался молодой доктор Ричардс, с которым Кенди училась.
- Что? – не сразу поняв, что произошло, на автомате спросил Уильям Альберт. - Да, конечно, - разочарованно сказал он, увидев ожидающее выражение доктора , и уступил девушку юноше. – Поговорим позже, - вздохнул он, слегка коснувшись губами пальцев Кенди.
- Прошу прощение, если помешал, - начала доктор, - просто мне придется покинуть этот чудесный бал, нужно срочно ехать в больницу, с одним пациентом осложнения, - объяснил он.
- Надеюсь ничего серьезного? – забеспокоилась Кенди. – Может мне стоит поехать с Вами?
- Да нет, что Вы, Кендис, это ваш праздник, к тому же заслуженный выходной, - улыбнулся доктор Ричардс. – Просто хотел попрощаться и украсть один последний танец с Вами.
- Ну что Вы, - зарделась девушка.
- Что ж, мне пора, - когда танец был окончен и молодой человек подвел ее к одному из столиков и, поцеловав руку, попрощался. – До свидания, Кендис!
- Увидимся на работе, доктор Ричардс, - улыбнулась девушка.
Как только юноша ушел, Кенди принялась было глазами искать Альберта или хотя бы кого-то из своих друзей, но ее остановил разговор нескольких дам и девушек.
- Я слышала герцог в бешенстве, - не без удовольствия сказала дама средних лет.
- Да бросьте, прошел уже целый год, как Терренс женился, и герцог только сейчас решил отреагировать, - засомневалась другая леди.
Кенди сама не заметила, как встала вкопанная, слушая разговор всем известных сплетниц Чикаго.
- Я тоже слышала, а ведь я только вернулась из Лондона, - вмешалась третья дама. – Говорят возникли кое-какие вопросы с будущим наследством, и герцог требует, чтобы его сын вернулся в Англию, иначе он лишит его наследства.
- Как будто Терри когда-то это интересовало, - почти про себя прошептала Кенди, вся превратившись в слух.
- И это не самое интригующее, - продолжила первая дама. – Герцог требует, чтобы Терренс вернулся в Лондон один, без жены, - смакуя каждое слово и эффект произведенный ими, сказала она.
- Но почему? – не сдержавшись, громко спросила Кенди. Женщины, вначале не заметившие девушку, чуть вздрогнули от ее голоса рядом с собой.
- Говорят, что герцог был против женитьбы сына на актрисе, его аж передергивает от одной мысли, что она актриса, пусть даже и бывшая, - сказала третья леди, недавно вернувшаяся из Лондона.
- Но почему? – все никак не вникала в ситуацию вторая леди, которая кажется очень отстала от этих сплетен и ее буквально разбирало любопытство.
- Вы что и это не знаете? – удивилась первая дама. – Всем ведь известно, что мать Терренса актриса, и очень известная, но никто до сих пор точно не знает кто именно, - вздохнула она.
- Я лично уверена, что это Элеонора Бэйкер, - знающим тоном заявила третья дама.
Кенди чуть не фыркнула в бокал с шампанским, вновь обратив на себя нежелательное внимание. Она чуть улыбнулась, говоря, что все в порядке.
- Вы смеетесь, Элеонора Бэйкер ему в сестры годится, в старшую, - заявила вторая, которая была явной поклонницей актрисы, и бросилась защищать ее.
- Не так она уж и молода, как кажется, - фыркнула первая.
- Не в этом суть, - поспешила загладить ситуацию третья дама.
-Да, вся суть в итоге в том, что Сюзанна и актриса и американка, как сама мать Терренса, и поэтому герцог не может смириться, и ставит сыну ультиматум, - продолжила первая леди.
«Герцог, герцог, что же Вы делаете»? – размышляла про себя Кенди. – «Неужели собственного опыта для себя было мало. Хотите теперь и Терри превратить в себя? Но неужели Вы настолько плохо знаете своего сына, что думаете, он послушается Вас и все бросит из-за денег и титула», - сокрушалась девушка, сожалея, что отец и сын так и не смогут найти общий язык.
- Самое смешное, что девушка на которой герцог намеревался женить сына также американка, - сказала третья леди. – Говорят правда она из богатой и известной семьи, ну естественно, не то, что Сюзанна, - добавила женщина.
- Правда? – любопытство загорелось на лице второй леди. – А кто та девушка?
- Никто не знает, ее имя никогда не произносилось, но ходят слухи, что они с Терренсом вместе учились и даже были парой, но произошла какая-то непонятная история в колледже, после чего Терренсу пришлось покинуть свою любимую и уехать в Америку и…
Единственное, что дальше чувствовала Кенди, это как у нее из рук выскользнул бокал и с громким звоном разлетелся в дребезги о зеркальный паркет бального зала. Словно в тумане она услышала испуганный вскрик дам, стоявших рядом с ней.
- Мисс Эндри, с Вам все в порядке, Вы побледнели и Ваш бокал… - начала вторая леди, первая пришедшая в себя после инцидента. Все с недоумением и любопытством глядели на блондинку.
- Думаю здесь слишком душно стало, - подхватив подругу под руку, сказала откуда-то появившаяся Патриция. – Нам лучше выйти на воздух. Простите, леди! – улыбнувшись своей самой невинной улыбкой, Патти вместе с Кенди направились к балкону, оставив любопытных дам одних.
- Патти, это же полный бред да? – наконец произнесла Кенди, когда они оказались на балконе, и мысли начали возвращаться в голову, заменяя звенящую пустоту. – Ты слышала, что они сказали?
- Да, Кенди, я слышала, - грустно вздохнув, сказала Патти. – Это глупо, к тому же ты ведь знаешь, что они самые большие сплетницы, ну, что ты их слушаешь?! – всплеснула руками девушка.
- Я, я не знаю, - казалось Кенди не хватало воздуха, чтобы нормально говорить. – Это выбило меня из колеи. Мне… мне нужно пройтись, подумать, - затараторила девушка и направилась к ступенькам, ведущим в сад.
- Ох, Кенди, - вздохнула Патти. – Я думала, ты справилась, думала, что смогла отпустить, но похоже… - и она вернулась в зал.
- Патриция, ты не видела где Кенди? - спросил Альберт, который уже некоторое время искал девушку. – Нил сказал, что видел, как вы выходили на балкон… Патти, ты меня слышишь? – забеспокоился Альберт, когда понял, что девушка мыслями очень далеко.
- Ох, простите, Альберт! – очнувшись от своих мыслей, сказала Патти. – Да, Кенди вышла в сад, она была немного расстроена.
- Расстроена? – удивился Уильям Альберт. – Что случилось?
- Думаю, Вам лучше поговорить с ней, - слегка улыбнулась Патти. «Думаю Вы сейчас единственный человек, кого она захочет видеть и послушать», - подумала про себя девушка, наблюдая, как молодой магнат быстро пересекает зал и направляется ко входу в сад.
- Можно пригласить Вас на танец, мисс О’ Брайан? – произнес высокий и красивый шатен.
- Да, с удовольствием, мистер Стив, - слегка покраснев, согласилась она, и улыбнулась Тому.
Альберт искал Кенди в течении некоторого времени, и в нем начинала подниматься непонятная тревога, причин которой он не понимал. И вот он увидел свою девочку, такую красивую, светящуюся под светом луны. Она сидела слегка ссутулившись, опустив голову, сжимая в руках платочек.
- Дорогая, вот ты где, я тебя обыскался, - положив руку на плече любимой, ласково произнес Альберт. И его словно ударило током, когда он почувствовал как сотрясаются плечи Кенди от рыданий. – Кенди, что случилось? – в испуге опустившись около нее на колени, спросил молодой человек.
- Ох, Альберт! – всхлипнула Кенди и бросилась в объятия юноши.
Тот еле удержался на ногах, не ожидавший таких действий. Он крепко обнял свое сокровище и сел на скамейку, убаюкивая ее, говоря бессвязные ласковые слова, пытаясь успокоить. В нем с нарастающей силой поднималась тревога, ему казалось, что он теряет Кенди.
«Но почему такое ощущение, что за глупости»? думал Альберт все крепче прижимая ее к себе. «Единственный человек, который мог забрать ее у меня сейчас уже…» - он тряхнул головой, отгоняя от себя мысли.
- Милая, что случилось, что с тобой? – вновь попытался спросить Альберт.
- Альберт, мне нужно уехать, - вдруг выпалила Кенди, приведя в полное замешательство юношу.
- Уехать? – недоумевал он. – Куда? Зачем?
- В Лондон, - ответ прозвучал еще более нелепо и неожиданно.
- В Лондон? Зачем? – почему-то он был уверен, что ответ ему не понравится.
- Мне нужно встретиться с герцогом Гранчестерским, - набрав воздуха, на одном дыхании сказала Кенди. Сердце Альберта рухнуло вниз, казалось с высокой скалы, прямо в бездну.
«Значит все-таки Терри, опять Терри», - стучало в голове у Уильяма Альбера. «Но при чем тут герцог?»
- Кенди, зачем тебе герцог? – спрятав все свои эмоции, ровным голосом спросил Альберт.
И девушка вкратце рассказала ему разговор, который услышала минутами ранее.
- Кенди, ты понимаешь насколько это все глупо? – как можно ровнее и спокойнее произнес Альберт.
- Нет, да… не знаю, - всхлипнула Кенди. – Это я виновата, понимаешь Альберт. Если бы не я, то герцог бы возможно… - дальше продолжить она не смогла.
- Кенди, посмотри на меня, - потребовал Альберт, беря ее личико в свои ладони. – Это сама большая нелепость, которая могла прийти тебе в голову. Хотя для тебя это наверное нормально, ты всегда в первую очередь думаешь о других, но данная ситуация не имеет никакого отношения к тебе. Терри с отцом уже два года, как спорят над этой ситуацией и…
- Что? Так это правда? – перебила его Кенди. – Ты все знал и молчал?
- А что я должен был говорить?! – всплеснул руками Альберт. – Они с отцом никогда не ладили, для тебя-то это точно не новость, - вздохнул он.
- Да, но возможно они бы смогли помириться, когда-нибудь, а теперь получается, что герцог сердится на… на него из-за меня?! – всхлипнула девушка, так и не в состоянии произнести вслух имя актера.
Альберт чувствовал, что у него все внутри сжимается в тиски от тоски. Он так надеялся, что все связанное с Терри уже осталось позади, в воспоминаниях, но Кенди… неужели она никогда не сможет забыть?!
- Альберт, - успокоившись наконец, произнесла Кенди. – Я просто поеду туда, поговорю с герцогом, может мне удастся вразумить его, объяснить, какая на самом деле замечательная Сюзанна, и тот поймет, и возможно им удастся найти общий язык, - с надеждой продолжила она.
- Но Кенди, - Альберт сам не знал, что хочет сказать, но чувствовал, что не хочет отпускать ее туда, что что-то произойдет, что-то, что все изменит.
- Альберт, пожалуйста, но, что такого страшного в этой поездке? Война уже закончилась, никакой опасности нет, - уговаривала девушка. – К тому же мне нужен отпуск, сам же говорил, слишком тяжелые месяцы выдались. Мне нужно набраться сил, чтобы приступить к новым обязанностям, - попыталась улыбнуться Кенди.
- Я не хочу отпускать тебя одну, -привел последний довод Уильям Альберт. – А я сейчас не могу покинуть Чикаго, слишком много неотложных дел.
- Ничего страшного, я же не маленькая, справлюсь, не в первой, - уже более воодушевленно сказала девушка. – Но, если тебя это успокоит, я могу взять с собой Дороти, будет мне компаньонкой.
- Арчи будет в ярости, - вздохнул Альберт.
- Я не хочу, чтобы кто-то знал о цели моей поездки, - быстро вставила Кенди. – Не нужно никого беспокоить, просто скажем, что хочу попутешествовать по Европе, отдохнуть, необязательно, чтобы даже знали о моей поездке в Лондон.
- Ах, Кенди, Кенди, что же мне с тобой делать? – обреченно сказал Альберт.
- Просто понять меня и поддержать, как всегда, - нежно глядя на мужчину, попросила она. – Знаю, что прошу слишком много, но ты единственный, кому я могу доверить все, что происходит со мной.
«Почти все», - закончила про себя девушка, опустив на минутку глаза, чтобы тот не заметил больше, чем было необходимо.
- Я всегда с тобой, моя девочка! – он знал, что не сможет отговорить ее от этой идеи, и что с того, что сердце ныло от боли, сейчас важнее было поддержать ее.
Она кажется действительно не видела, что происходит с молодым мужчиной, сидящим рядом с ней. Всегда такая чуткая ко всем вокруг себя, блондинка была словно слепа ко всем признакам привязанности молодого магната к себе.
- Спасибо! – поблагодарила Кенди, крепко обняв Альберта.
«Господи, она когда-нибудь поймет, что делает со мной своими действиями», - еле дыша думал Альберт. Его всего трясло от такой близости с девушкой, так хотелось поцеловать ее, раствориться в ее объятиях, но… «Почему все должно быть так сложно? Я-то дурак собирался сегодня сделать ей предложение. Интересно, чтобы она ответила? Наверное очень удивилась бы, ведь она действительно не замечает моих чувств», - безнадежно вздохнув, юноша отстранил от себя Кенди и предложил вернуться в зал. Они отсутствовали слишком долги, а для хозяев вечера это было не простительно.
Арчи, увидев как пара под руку возвращается с террасы, сначала на радостях подумал, что Альберт наконец объяснился с Кенди, но, не заметив ни счастливых глаз дяди, ни смущенный, как ожидалось, вид девушки, обреченно вздохнул.
- Снова не смог, - в голос пробормотал Арчи, привлекая внимание стоявших рядом жены и друзей.
- С чего ты так решил? – удивилась Анни, посмотрев на мужа.
- А ты взгляни на них? Как они выглядят? – предложил молодой мужчина.
- Ну, э…. Они выглядят как обычно, - сказал ничего не понимающий Том.
- Вот именно, - вздохнула Анни, которая поняла, наконец, о чем говорил ее муж. – Он безнадежен, - покачала она головой. – Неужели действительно думает, что Кенди ему откажет? Для нее Альберт можно сказать все, ближе его у нее никого нет, даже мы стоим после, - покачала головой миссис Корнуэлл.
- Возможно Альберт боится, что его чувства не совсем взаимны? – тихо предположила Патти. О том, что было некоторое время назад, она промолчала, это было не ее дело.
- Ты шутишь? – удивился Арчи. – Ты правда думаешь, что Кенди его не любит? – искренне недоумевал он, вновь оглядывая парочку, направляющуюся к ним. – Да они выглядят, как из какого-то романа.
- Даже слишком идеально, - нахмурил брови Том. – Я тоже не понимаю мистера Эндри.
- Любовь бывает разной, - еще тише сказала Патти.
-Что-то ты сегодня недоговариваешь, - подозрительно глядя на подругу, сказал Арчи.
- Думаю Патти выражает опасения самого Альберта, но это не значит, что что-то не так, - пришла на помощь Анни.
- Да, так и есть, не обращайте внимания, - поспешила успокоить друзей Патриция.
- О чем оживленный разговор? – спросила Кенди, когда они подошли к друзьям.
- Обсуждали один роман, который недавно вышел, называется «Нерешительный миллионер», - съязвил Арчи, за что получил убийственный взгляд от Альберта.
- Я что-то пропустила? – удивилась Кенди, когда друзья прыснули от смеха.
- Не обращай внимания, кое-кто перебрал шампанское, - буравя племянника взглядом, произнес Альберт. – Идем, ты задолжала мне танец, - подмигнул он Кенди, и пара удалилась в центр зала, а за ними вновь послышался взрыв смеха.

Глава 3

Уже второй день, как Кенди плыла на корабле в Англию.
Разговор с Арчи действительно был нелегким. Тот никак не хотел понимать зачем такая неожиданная поездка. Все пытался выяснить скрытые мотивы, но ничего в голову не приходило. На одну безумную минута ему даже показалось, что это связано с неким высокомерным актером, однако Арчи точно знал, что тот находится на гастролях во Флориде, об этом только два дня назад писали. А Кенди, Альберт и Патти, которая смутно представляла в чем дело, благоразумно отмалчивались. В итоге молодому человеку ничего не оставалось, как смириться с неизбежным.
И вот через неделю Кенди, в сопровождении своей служанки и компаньонки Дороти, начала свое путешествие в прошлое и неизвестное будущее.
Уже несколько лет девушка наивно полагала, что смогла победить свои чувства к Терри. Она настолько глубоко закопала свои переживания, чтобы никто не знал, не переживал за нее, что в итоге начала обманывать саму себя.
Это делать было легко, когда она целыми днями была занята только работой и изучением нового, подготовкой к экзаменам. А любое свободное время проводила с друзьями, не оставляя ни минуты свободной, чтобы посторонние мысли могли занять голову.
Постепенно это вошло в норму, и казалось она даже перестала чувствовать боль и тоску от той зияющей пустоты, что образовалась после расставания с Терри.
И вроде бы жизнь вошла в спокойное русло, без переживаний и страданий, как произошел этот инцидент на балу. Барьер, который Кенди строила все эти годы рухнул в одночасье и все чувства вновь нахлынули на нее.
Девушка сама до конца не понимала, чего ожидает от этой поездки, не представляла, как сможет заявиться к герцогу Гранчестерскому и что ему скажет. О том, как отреагирует сам герцог, Кенди даже думать не хотела. Но в одном была уверена, она не сможет дальше жить, если не совершит это путешествие. Возможно ей просто нужно еще раз пройти тот путь, где она полюбила, где была счастлива, где пережила разлуку, надежду, и в конце безграничную боль, которая чуть не сожгла ее дотла.
С первой минуты, как Кенди взошла на корабль, ей казалось, что ее преследуют галлюцинации, она все время слышала Его голос, который дразнила ее, ее веснушки, ласково звал к себе. Девушке казалось, она сума сходит, все это было настолько же больно, насколько и сладко, все внутри сжималось от воспоминаний.
«И это только корабль, - думала Кенди, смахивая слезы, - что же будет, когда я окажусь в Лондоне?»
Дороти, наблюдавшая за своей хозяйкой, только горько качала головой. Она была единственным человеком, кому Кенди по-настоящему доверилась, так как находясь с ней рядом в минуты, когда даже Альберт не мог быть с ней, Дороти всегда была готова выслушать и утешить. Ей Кенди не боялась раскрыться, как с друзьями, которых не хотела беспокоить, и со временем всегда преданная и мудрая Дороти стала для нее хранителем всех ее сердечных тайн.
И теперь видя свою всегда веселую и жизнерадостную хозяйку в таком состоянии, Дороти иногда думала, а правильно ли поступил мистер Уильям, отпустив ее в это путешествие.
Дни пролетели быстро, и вот корабль причалил к порту Саутгемптона. Как же тяжело было вступить на эту землю. В ушах до сих пор звучал собственный крик, зовущий Его. Если бы тогда она смогла догнать Его, если бы…
«Что сейчас об этом думать? Что было, то было», - горько вздохнула Кенди, садясь в поджидающий их автомобиль.
Когда они прибыли в гостиницу «Совой», Кенди подумала, что Альберт издевается над ней. Но откуда было молодому магнату знать, что и с этим местом у нее были свои воспоминания, совсем короткие, но такие яркие для нее.
- Сегодня отдохнем, а завтра я поеду к герцогу, - сказала Кенди, когда они уже были у себя в номере, который представлял собой самые роскошные апартаменты. – И зачем было Альберту бронировать такой номер? – от нервов раздражалась девушка, на нее даже роскошь вокруг действовала отрицательным образом, хоть она уже привыкла к этому за последние годы.
- Кенди, тебе лучше успокоиться, мистер Уильям не мог позволить себе иного, сама понимаешь, - пыталась вразумить девушку Дороти.
- Да, да, ты права, - вздохнула Кенди. – Это все от нервов.
- Я закажу тебе успокаивающий чай, а ты прими ванну, и ложись спать. Обо всем подумаешь завтра.
***

- Сэр, к Вам гостья, - сообщил дворецкий, высокий худой, вытянутый по струнке мужчина лет шестидесяти.
- Гостья? – вскинул брови герцог Гранчестреский. – Я никого не жду.
- Это девушка, Сэр, - добавил дворецкий. – Представилась, как мисс Эндри…
- Пригласите ее, - перебил слугу герцог, чем очень удивил последнего. Всегда холодный и беспристрастный герцог, вдруг так живо отреагировал на эту леди.
- Да, Сэр, - сказал слуга и вышел из библиотеки, где находился герцог.
«Что она здесь делает?» - лихорадочно думал аристократ, когда двери вновь отворились и в комнату вплыла слегка смущенная, но очень красивая девушка с изумрудными глазами и белокурыми кудрями, собранными в высокую прическу.
- Мисс Эндри, Сэр! – провозгласил слуга.
- Герцог Гранчестер, - в приветствии чуть склонила голову Кенди. Ей понадобилось не мало сил, чтобы предстать перед этим человеком, и заставить голос звучать ровно, а не дрожать, как у маленькой девочки.
- Мисс Эндри! – поприветствовал герцог, чуть прикоснувшись к ее пальцам в вежливом поцелуе, от чего девушка вздрогнула, она никак не ожидала этого от мужчины, учитывая их предыдущую встречу. – Признаться, никак не ожидал Вас здесь увидеть, - произнес он, не скрывая своего удивления. – Присаживайтесь! Что-нибудь выпьете?
- Воды, пожалуйста, если можно, -несмело сказала девушка, садясь на краюшек кресла.
- Итак, мисс Эндри, - начал герцог, как только слуга, принеся бокалы и графин с водой, вышел. – Чем обязан Вашим визитом? – герцог внимательно оглядывал девушку, сидящую перед ним, от чего та совсем занервничала.
- Просто Кендис, пожалуйста, - на автомате сказала она, чуть зардевшись. «Так, Кенди, соберись!» приказала сама себе девушка и подняла глаза на собеседника, тот продолжал неотрывно следить за ней.
- Что же, Кендис, давайте я Вам помогу, - после небольшой паузы, предложил мужчина. – Полагаю Вы пришли поговорить о моем сыне? – сказал он и кивнул в сторону стены перед девушкой, на которой висели большие полотна с портретами.
И только сейчас Кенди смогла сосредоточиться на пространстве вокруг себя. Она находилась в большой комнате с высокими окнами. Практически все стены были заставлены огромными шкафами с книгами. И только одна стена была свободна от шкафов, и на ней весели портреты членов семьи Гранчестер.
Кенди подняла голову, всматриваясь в портреты, и сразу же наткнулась на насмешливый взгляд синих глаз и кривую усмешку юноши лет пятнадцати. Казалось этот взгляд прожигал ее изнутри, говоря, что его обладатель знает все ее тайные мысли и от этого так нагло усмехается.
«Терри», - еле сдерживая слезы, вздохнула Кенди про себя. «Мой красивый и наглый мальчишка, каким ты был, когда мы только встретились».
- Думаю, нам нужно что-то покрепче воды, - голос герцога дошел до девушки словно из далека.
И в следующую минуту перед ней уже стоял стакан с янтарной жидкостью. Сама не понимая, что именно делает, Кенди в один глоток осушила содержимое стакана. И через секунду закашлялась от обжигающего эффекта напитка.
- Что это было? – вся красная и с выступившими на глаза слезами, спросила Кенди.
- Это был бренди, леди, - усмехнулся Ричард, вновь наполняя бокал девушки, которая уже с опаской глядела на янтарную жидкость. – И так, мой сын, - вновь начала мужчина, внимательно наблюдая за девушкой.
- Да, я… - запинаясь начала Кенди. – Я недавно узнала о проблемах, возникших в ваших отношениях. Я бы не позволила себя явиться к Вам, - быстро добавила она, когда заметила, как брови мужчины слегка изогнулись в легком удивлении, - но, не знаю насколько это правдиво, мне… мне стало известно, что данная ситуация имеет определенное отношение ко мне, - выпалила блондинка, не смея смотреть в глаза герцогу. Она ждала от него хоть какой-то реакции, но тот молча ожидал продолжения. – И я, мне захотелось прояснить некоторые моменты.
- Мне казалось, когда Ваш опекун ответил мне, отказав в договоре о помолвки… - начал было герцог.
- О чем Вы говорите? – не поняла Кенди.
- А Вы разве не в курсе? – удивился аристократ. – Два года назад, когда мой неразумный сын объявил о своей помолвке с этой… актрисой, я обратился к Вашему опекуну, чтобы тот, насколько мне известно, являясь ближайшим другом Терренса, вразумил его, и хотел договориться о Вашей свадьбе, но...
Кенди слушала и не могла воспринять услышанное: «Как такое может быть? Почему Альберт ничего мне не говорил?»
- Но мистер Эндри заявил, что данный вопрос был решен Вами и моим сыном лично, и он не считает себя вправе вмешиваться в ваши отношения. Однако, если мне удастся решил проблему с Терренсом, он готов приложить все силы для дальнейшего решения данного вопроса. Однако, ответ моего сына, на мои требования немедленно расторгнуть эту нелепую помолвку и вернуться в Лондон, Вы, полагаю, уже догадываетесь каким был, - лицо герцога было непроницаемым, он просто констатировал факты. – Я не хотел, чтобы мой сын совершал моих ошибок, но он оказался еще глупее, - вдруг очень устало добавил он, после некоторой паузы.
Кенди внимательно посмотрела на мужчину, такой откровенности она не ожидала от него. И вдруг перед ней предстал не высокомерный и холодный герцог Гранчестер, а просто отец, очень переживающий за своего сына.
«Расскажи я об этом Терри, он бы меня высмеял, никогда бы не поверил», - вдруг пронеслось в голове девушки. «Я должна сделать все, чтобы они помирились».
- Когда я узнал, что мой сын сбежал из колледжа, я собирался немедленно вернуть его обратно, - продолжил мужчина. – Однако, поговорив с Вами, я начал понимать его поступок, и решил пока не вмешиваться и просто ждать. Конечно я наблюдал за его жизнью, были люди, которые всегда находились рядом с ним и оберегали, он всегда вел себя довольно развязно, влезал в драки. И если здесь в Лондоне знали кто он, и я мог быть в определенной степени спокоен, то там, в чужой стране, мне было страшно оставлять его одного.
Было видно, как не просто давались герцогу подобные откровения. Но мужчине действительно было необходимо выговориться, и он почему-то доверился этой девушке.
- Я даже пошел на контакт с… его матерью, - запнулся было он. – Она рассказала, что Терренс не плохо справляется, даже отказывается от ее помощи. Я всегда знал, что мой сын талантлив, но не думал, что он так рано остепенится и решится пойти по стопам матери.
Возможно выпитая алкоголь так подействовала или невраждебное отношение герцога, которого она боялась, но Кенди расслабилась и внимательно слушала его.
- После премьеры «Короля Лира», я окончательно успокоился, что Терренс остепенился и больше не будет делать глупостей. Тогда я отозвал охрану, и уже всю необходимую мне информацию получал от Элеоноры лично.
Кенди улыбнулась, услышав, что после стольких лет, мужчина все-таки смог наладить человеческие отношения с матерью своего сына.
- Элеонора сообщила удивительную новость, что Терренс вновь встретил девушку, в которую был влюблен в колледже, и благодаря влиянию которой смог добиться того, что имел.
При этих словах герцога, Кенди сильно зарделась. Ей и так было тяжело слушать все, что связано с Терри, а уж все это…
- С ее слов, я понял, что речь идет о Вас, леди, - чуть склонив голову, сказал мужчина, и сделал глоток бренди. – Честно признаться, я был и удивлен, и рад, что это случилось. Не удивляйтесь, но, Вы, юная леди, запали мне в душу при первой же нашей встрече, - добавил он, увидев, как изменилась в лице девушка.
- Мне казалось, Вы меня ненавидите, и будете обвинять в том, что Ваш сын бросил учебу и сбежал, - тихо сказала блондинка.
- Я слишком хорошо знал своенравный характер сына, чтобы обвинять Вас во всех грехах, - рассмеялся герцог.
Кенди в дрожь бросило от этого смеха, ей казалось, что она слышит Его смех, и невольно глаза вновь поднялись к портрету на стене, хотя она всеми силами пыталась не смотреть него.
- Элеонора сообщила, что Терренс настроен очень серьезно и собирается сразу после премьеры «Ромео и Джульетты» сделать Вам предложение, - сделав вид, что не заметил, как побледнела девушка, мужчина сделал еще глоток бренди.
«Я не хочу больше это слышать, это так больно снова переживать те дни. С какой надеждой мы ждали этой премьеры, и что вышло?» - от охвативших ее чувств, девушка думала лишится сознания. И, чтобы хоть как-то вернуть себе самообладание, она вновь осушила свой стакан. Обжигающая жидкость казалось успокоила ее.
- Вы уверены, что Вам не станет плохо от… - еле сдерживая ухмылку, поинтересовался Гранчестер, указывая на пустой стакан.
- Возможно, скорее всего, - сказала Кенди, пытаясь сдержать себя и не кашлянуть, от того, что горло сжигало. – Но я не одна, моя компаньонка ждет меня снаружи.
Наступила недолгая пауза, и каждый казалось ушел в свои мысли и воспоминания. Слышалось только тиканье старинных часов.
- Я приехал на премьеру «Ромео и Джульетты», тайно конечно, не хотел, чтобы сын знал о моем приезде, просто хотел посмотреть на него на сцене, самому увидеть каким он стал, - тихо произнес мужчина. – И он был великолепен, - улыбнулся своим воспоминаниям Ричард. – Это было не то, что я от него хотел все эти годы, но я действительно гордился им. Я понял, что поступил правильно, послушавшись Вас, и дав сыну возможность самому решать и строить свою жизнь.
Кенди смахнула слезинку, скатившуюся по щеке от воспоминаний о том представлении, о том, как она сама гордилась им в тот момент.
- А, когда я увидел Вас на представлении, с таким восхищением и любовью смотревшую на моего сына, я понял, что теперь в его жизни все будет хорошо и, что я могу спокойно вернуться в Лондон.
Кенди хотелось закрыть уши руками, лишь бы не слышать все это, но как закрыть сердце и запечатать воспоминания, как же было больно.
Герцог налил еще порцию бренди девушке и себе, и Кенди на автомате сделала очередной большой глоток.
- Я вернулся домой и стал спокойно ждать новостей об объявлении помолвки Терренса и мисс Эндри, но вместо этого через год появилось сообщение, что Терренс Гранчестер обручился с некой бывшей актрисой, - нахмурившись, продолжил герцог. – Сказать, что я был в недоумении, ничего не сказать. Я написал Элеоноре и потребовал у нее объяснений. И ее ответ привел меня в ужас.
Сказать честно, я был крайне разочарован тем, что мой сын пошел на поводу предрассудкам и пресловутому долгу, - вздохнул Ричард.
Кенди аж рот открыла, это было шоком услышать подобное от человека, который всю жизнь только и делал, что следовал долгу и чувству чести. Но, что девушка собственно знала об этом человеке, чтобы судить его.
- Я так не хотел, чтобы он повторил мой путь, - тихо прошептал герцог, и одним глотком осушил свой стакан.
- Я думаю, что с Тер… с Вашим сыном все хорошо. Он замечательный человек, неотразимый актер и я уверена нежно любит Сюзанну, и они счастливы, - как же тяжело было произносить эти слова, но она действительно верила, что он счастлив.
- Вы в этом уверены? – скептически глядя на девушку, спросил Ричард. – Если это так, я буду разочарован в нем вдвойне, - жестко закончил он, чем привел в ужас Кенди.
- Вы не должны так говорить, - быстро встала на сторону любимого Кенди. – Сюзанна замечательная девушка, очень красивая, добрая и безумно любит Те… любит Вашего сына.
- Почему Вы не произносите его имя? – не выдержал герцог, когда Кенди в очередной раз запнулась на этом.
- Я… я не могу, - тихо, сказала блондинка.
- Вы все еще любите моего непутевого сына?! – вздохнул Ричард.
- Позвольте мне не отвечать на этот вопрос, герцог, - сжимая дражайшей рукой стакан, прошептала Кенди.
- Это был не вопрос, - также тихо добавил он. Девушка не нашлась, что ответить, и вновь наступила неловкая пауза. – Так, что вы хотите от меня, Кендис, - прервал тишину Гранчестер.
- Я… я хочу просить Вас принять Сюзанну, и дать себе и… Терри шанс наладить ваши отношения, - она сделала это, сказала то, что должна была. Ричард усмехнулся, услышав имя сына из уст девушки.
- Почему Вас это так волнует? – удивился мужчина. – Ведь по сути Терренс поступил с Вами очень жестоко, растоптал Вашу любовь, и кинулся в объятия другой.
- Не говорите так, прошу Вас, - слезы уже душили Кенди. – В ситуации, которой мы оказались, ни кто не виноват. Это было жестоко по отношению к нам обоим, и он страдал ни меньше, если не больше. Но он действительно не мог оставить Сюзанну, она нуждалась в нем больше всего, - блондинка уже не пыталась сдерживать слезы, которые так и текли по ее щекам.
- Теперь я еще больше понимаю Терренса, за что он так любил Вас, и от этого еще сильнее негодую из-за того, что он не смог удержать свою любовь, - сжал кулаки Ричард. Перед глазами пронеслась собственная жизнь, собственный выбор, выбор, сделавший его несчастным на всю жизнь. И как он не хотел этого для своего мальчика, но тот…
- В конце концов эта девушка спасла жизнь Вашему сыну, неужели это ничего не значит для Вас? – выпалила девушка, видя, как продолжает хмуриться герцог, которой никак не хотел понять поступок сына.
- Вы самый удивительный и странный человек, которого я встречал, - вздохнул Гранчестер и уперся взглядом в девушку. – Когда я выбрал долг и ушел от Элеоноры, она буквально возненавидела меня, и я ее не мог винить, а Вы… Вы пересекли океан, чтобы только попросить отца человека, причинившего Вам столько боли принять Вашу соперницу и помириться с сыном, - покачал он головой.
- У Вас была иная ситуация, Вы забрали у нее сына, Сэр, - тихо сказала Кенди, и испугалась, что зашла слишком далеко.
- Да… да, забрал сына, - как бы самому себе сказал герцог и прикрыл на минуту глаза. – Я сделаю, то о чем Вы просите, Кендис, - неожиданно произнес мужчина. Девушка аж подпрыгнула от неожиданности.
- Вы правда с ним помиритесь? – радостно воскликнула она. – Ой, простите! – смутилась своей реакции Кенди.
- Вы действительно невероятна, не думал, что такие девушки еще остались, уж тем более в нашем обществе, - рассмеялся Ричард. У него будто тяжелый камень свалился с души, и он впервые за долгое время смог свободно вздохнуть.
- Спасибо, Вам сэр, это очень много значит для меня, теперь я смогу быть спокойна, - искренне обрадовалась Кенди. Ричард все больше удивлялся этой девушке.
«Какой же ты дурак, Терренс, какой дурак», - вздохнул герцог.
- Вам спасибо, миледи, - улыбнулся Гранчестер. – Я сделаю все, чтобы добиться расположения сына.
Кенди была очень счастлива, услышав эти слова. Утром, направляясь на поиски герцога, она даже и не надеялась, что так скоро сможет объясниться с ним и добиться такого результата. Хотя девушка была уверена, что мужчина сам давно был готов идти на любые уступки, чтобы помириться с сыном, просто гордость не позволяла признаться в этом даже самому себе.
- Скажите, что я могу сделать для Вас лично? – вдруг спросил герцог.
- Самым лучшим для меня будет, если Он будет счастлив, - тихо сказала девушка. Ричард в очередной раз вздохнул. – Что ж, мне пожалуй пора, спасибо еще раз, что выслушали, - уже поднимаясь и направляясь к двери, сказала Кенди.
- Надеюсь, еще когда-нибудь встретимся, мисс Эндри! – поцеловав руку девушки, произнес герцог на прощание.
- Прощайте, герцог Гранчестер! – склонила голову Кенди, и вышла за двери фамильной резиденции герцогов, где ее, уже сидя в карете, ждала Дороти.
Последний раз редактировалось Lara88 21 сен 2020, 05:54, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Himawari
Site Admin
Сообщения: 9198
Зарегистрирован: 15 июн 2007, 00:40

Единые судьбой, но не жизнью

Сообщение Himawari » 18 авг 2020, 16:47

Начало заинтриговало. ;) Хотелось бы, чтобы фанфик был террифанским, но это уж вам решать - альбертофанов на форуме, пожалуй, даже больше :) Желаю вдохновения и успехов в творчестве.

П. С. В слове "бал" в смысле праздник одна буква "л". ;)
"Жизнь это всегда выбор. О чем-то мы жалеем, чем-то гордимся. Что-то будет преследовать нас вечно. Мы такие, какими сами выбираем быть". (с) Грэм Браун

"А серёжек тех или шуб, чупачупсов и сигарет, табака и билетов в клуб мы не вспомним, что больше нет. Потому что тут нет зимы. Потому что мы здесь вдвоём. Знаешь, главное — это мы. Остальное гори огнём". (с) Мальвина Матрасова

Lara88
Сообщения: 61
Зарегистрирован: 17 авг 2020, 14:25

Единые судьбой, но не жизнью

Сообщение Lara88 » 18 авг 2020, 17:19

Спасибо за отзыв!😊 Я сама фанатка Терри, но сюжет планируется немного закрученный, поэтому думаю, как сторонники Терри, так и сторонники Альберта будут довольны, надеюсь.😉
П.С. С орфографией стараюсь, но с двумя орущими детками, недочеты могут возникнуть, заранее извиняюсь🙄

Аватара пользователя
Himawari
Site Admin
Сообщения: 9198
Зарегистрирован: 15 июн 2007, 00:40

Единые судьбой, но не жизнью

Сообщение Himawari » 19 авг 2020, 01:16

Lara88, закрученный сюжет это замечательно! Жду продолжения! 004*
"Жизнь это всегда выбор. О чем-то мы жалеем, чем-то гордимся. Что-то будет преследовать нас вечно. Мы такие, какими сами выбираем быть". (с) Грэм Браун

"А серёжек тех или шуб, чупачупсов и сигарет, табака и билетов в клуб мы не вспомним, что больше нет. Потому что тут нет зимы. Потому что мы здесь вдвоём. Знаешь, главное — это мы. Остальное гори огнём". (с) Мальвина Матрасова

Lara88
Сообщения: 61
Зарегистрирован: 17 авг 2020, 14:25

Единые судьбой, но не жизнью

Сообщение Lara88 » 19 авг 2020, 08:18

Глава 4

- И как я позволил себя уговорить на это, - ворчал себе под нос раздраженный шатен, стоя перед воротами огромного особняка, напоминающего скорее замок. – Черт бы все побрал, - ругался он. – И вечно моя сердобольная мать, с ее верой в лучшее в людях. Да еще и Сюзанна…
Он мысленно перенесся на дней десять назад.
- Терри, милый, - начала нерешительно высокая, стройная белокурая женщина. Она на минутку переглянулась с другой белокурой девушкой, которая сидела на софе и что-то пыталась вязать.
Молодой человек хмуро оглядел своих дам. Начало ему уже не нравилось. По возвращению домой после гастролей сегодня утром, он сразу заметил, что обе ведут себя очень странно, чересчур улыбчивы, осторожны в словах, какие-то странные переглядывания. Его это раздражало, но он терпеливо ждал.
Ждать пришлось до самого вечера, пока после ужина, они не перешли в гостиную комнату, и им подали чай.
- Мама, - стараясь скрыть раздражение, произнес актер. – Может уже прекратите играть в переглядывания, и скажите, наконец, что стряслось? – он смотрел то на мать, то на жену, силясь понять масштабы грядущей катастрофу.
- Ээ… да, сынок, - снова начала Элеонора. Взглянуть на невестку она в этот раз не решилась. – Понимаешь… просто пару дней назад я получила телеграмму от… от, - слова дальше не хотели идти.
- От? – Терренс уже начинал злиться.
- От твоего отца, - выпалила Сюзанна, и в испуге прикрыла рот ладошкой, все знали, как реагирует Терри на тему отца.
- Какого еще отца? – вспылил он. – Не помню что-то такого.
- Терри, пожалуйста, - попросила Элеонора. – Хотя бы выслушай.
- Не собираюсь я ничего слушать об этом человеке! – взревел юноша, вскочив на ноги.
- Терренс Гранчестер, немедленно прекрати вести себя как ребенок, садись и хоть раз выслушай до конца, что я… что мы хотим тебе сказать, - грозным, не терпящим возражений голосом, сказала мисс Бейкер, чем привела в ступор актера.
Он не был уверен, что хоть когда-то видел такой свою мать. «Разве что на сцене», - пронеслось у него в голове. Это было неожиданно, но великолепно.
И Терри смиренно сел, напустив на лицо жесткое, непроницаемое выражение, говоря, что никакие слова не будут иметь для него значения.
- Терри, твой отец хочет помириться с тобой, - продолжила актриса.
- Да катись он со своими намерениям, - фыркнул юноша при этих словах матери.
- Терри, так нельзя, - негодуя покачала головой всегда кроткая Сюзанна.
«Ну, ну, знала бы ты последнюю причину психоза моего папаши, вряд ли бы сейчас так говорила», - подумал Терри. Он всячески оберегал жену от малейших слухов, которые все время ходили вокруг этой темы. Не хотелось бередить старые раны, Сюзанна и так только успокоилась.
Вслух он промычал что-то нечленораздельное, что Элеонора восприняла, как знак продолжить свою речь.
- Так вот, он просит тебя и Сюзанну навестить его в Лондоне, чтобы поговорить и познакомиться с твоей супругой, - на одном дыхании закончила женщина.
- Он просит? – в притворном удивлении произнес Терри. – Впервые в жизни герцог снизошел до того, что не приказывает, а просит? Это уже прогресс, - съязвил он.
- Умерь свою гордость, Терри. Если уж твой отец смог справиться со своей, - призвала его мать. – В конце концов, вы не чужие друг другу люди.
Терри уже собирался по полной выразиться на тему насколько они с отцом «не чужие» люди, но Сюзанна опередила его.
- Прошу тебя, Терри, - попросила она. – Будь великодушнее. Разреши отцу хотя бы выразить свою точку зрения, объясниться, может быть вы сможете найти общий язык.
- Сюзанна права, - пришла на помощь невестке Элеонора. – Вы не виделись несколько лет, это большой срок, за это время человек может сильно измениться.
- Я вас умоляю, - вновь фыркнул Терри. – Мы ведь говорим о герцоге Гранчестерском. Такие как он не меняются, никогда.
- И все же, Терри, пожалуйста, поезжай в Лондон, поговори с ним, хотя бы один раз, - вновь попросила Сюзанна.
- Мне помнится он нас обоих хотел видеть, ты не хочешь ехать? – посмотрел на жену актер, вскинув брови.
- Я… я бы с удовольствием, - начала смущенно девушка, - просто в последние несколько дней чувствую себя не очень хорошо, - призналась она.
- Что случилось? Почему? – быстро отреагировал Терри.
Он очень переживал за жену, всегда был чутким и внимательным к ней, относился с особой нежностью. Сказать, что он любил ее… возможно, скорее да, но…. Она была для него больше другом, добрым, понимающим, готовым всегда поддержать. Он очень ценил ее.
В начале Терри боялся, что ничего кроме жалости и благодарности не сможет испытывать по отношению к Сюзанне. В особенно неудачные дни, когда на него накатывала хандра, ему казалось, что он ненавидит весь мир, в том числе Сюзанну.
Но прошло время, они оба излечили свои раны. Сюзанна очень много трудилась над собой, и морально, чтобы не впасть в депрессию и насколько это возможно вернуться к нормальной жизни, и физически, чтобы встать на протезы, и вновь попытаться ходить, а это был титанический труд.
И именно в этот не простой период Терри привязался к своей уже невесте, дав себе обещание, что раз уж так вышло, то он обязан сделать все, чтобы она была счастлива и любима. Ведь в конце концов любовь бывает разной.
Его очень напрягало, когда Сюзанну что-то беспокоило. Даже, когда он уезжал на гастроли, всегда приглашал либо свою мать, либо миссис Марлоу погостить, пока он не вернется. Ему не нравилось оставлять жену одну, даже учитывая, что дома всегда была прислуга.
- Сюзанна, в чем дело? У тебя где-то болит? – не унимался актер.
- Да нет же, все хорошо, - успокоила вспыльчивого мужа девушка. – Просто доктор сказал, что мне нужен покой и все.
- Ты уверена? – все еще сомневался юноша.
- Да, так что ты можешь спокойно поехать в Лондон и решать свои проблемы, - невинно улыбнулась Сюзанна.
- Вот так вот, - скривился Терри, - уже все решили?!
Женщины торжественно переглянулись, уже празднуя свою победу. Хотя сам актер вновь готов был взорваться негодованием.
- Как им это удалось? Как? – все еще негодовал Терренс, стоя перед дверьми отеческого дома. Сделав еще несколько вздохов и выдохов, он наконец постучал в двери.
- Мистер Терренс, сэр, с возвращением, - склонив голову в приветствии, сказал дворецкий и даже улыбнулся.
«Странно», - пронеслось в голове актера, - «никогда не думал, что он умеет улыбаться».
- Добрый день, Стюарт! – только и успел произнести Терри, как него налетел ураган с криками «Терренс, отец, Терренс приехал!».
Сказать, что он опешил от подобного приветствия, не сказать ничего. Ураганом оказалась молоденькая миниатюрная девушка, лет пятнадцати, с чуть круглым личиком, но очень симпатичная, с каштановыми волосами, красиво уложенными в элегантную прическу.
- Отец, он здесь! Я же говорила, что он приедет, а ты сомневался, - все продолжала щебетать девушка, вися у Терри на руке. Тот от шока не мог даже двигаться. – Ну что же мы стоим в дверях? Идем, идем же скорее.
И Терри почувствовал, как его влекут в сторону малой гостиной. Как раз в этот момент дверь отварилась, и на пороге появился сам герцог Гранчестерский.
- Ну здравствуй, сын! – улыбнулся мужчина.
Не успев еще отойти от предыдущего шока, Терри вновь впал в ступор. Герцог улыбался? Ему?
«Да, что здесь, черт возьми, происходит?» - недоумевал Терри. Был момент, когда он подумал, что попал не в тот дом, но вряд ли отец разгуливал бы в чужом доме, как в своем.
- Здравствуй! – коротко произнес юноша, сверля отца взглядом. Однако тот не отреагировал на его явную грубость, что само по себе было странно.
- Маргарет, дай брату выдохнуть, - обратился герцог к девушке, все еще висевшей на руке актера.
Терри только сейчас сообразил, кто девушка, что так бурно отреагировала на его приезд. Он уже привык к подобным ситуациям, поклонницы всегда норовили повиснуть на нем, но, чтобы такое было в доме герцога… в доме, где его всегда считали выродком, недостойным носить фамилию Гранчестер. Это все было уже слишком.
- Простите! – прошептала юная мисс, слегка смутившись. – Но я так рада, что ты приехал, - вновь придя в восторг, провозгласила девушка, глядя на актера.
- Эээ… да, я тоже, наверное, Маргарет, - бессвязно пробормотал Терри, смотря на сводную сестру так, словно видел ее впервые. Девушка просто просияла, от чего брови Терренса взлетели еще выше.
- Ну проходи, сын, посидим пару минут, потом если хочешь поднимешься к себе, отдохнешь после дороги, - продолжил как ни в чем не бывало, Ричард.
- Эй, нет спасибо, я остановился в гостинице, и уже отдохнул, - пробормотал Терри, по инерции следуя за сводной сестрой, которая увлекла его в гостиную.
На пороге он столкнулся с самой герцогиней Гранчестерской, и уж ее злобный и презренный взгляд был точно прежним. Терри даже почувствовал себя лучше, значит мир не до конца сошел сума. Однако, мадам, вопреки ожиданиям, ничего не сказала, а просто, мерзко зашипев, прошло мимо.
«Куда я попал? Что с этими людьми?» все стучались в голове юноши мысли.
- Садись сын, что-нибудь выпьешь? – спросил герцог. – Скоро подадут ужин.
- Это он? – в дверях послышалась некоторая возня, и на пороге появились еще двое отпрысков Гранчестеров.
Тот что был постарше, Джеймс, выглядел как их с отцом уменьшенная копия, только карий цвет глаз и чуть округлое, как и у сестры, лицо было от их матери. Однако надменность и гордый вид шестнадцатилетнего юноши, было точным наследием герцога.
Терри хмыкнул, Джеймс выглядел также, как он в этом возрасте, только глаза горели не ненавистью и одиночеством, а были как у обычного довольного жизнью парня.
Младший же Гранчестер, Эрик, мальчик лет семи пока был похож на мать, такой же пухленький, но высокий для своего возраста, однако глаза были отцовские, как и у Терри, синие-синие.
- Терренс! – в знак приветствия, произнес Джеймс и протянул руку для пожатия.
- Джеймс! – в тон ему ответил актер и пожал протянутую руку.
- А ты значит мой брат, - с детской непосредственностью спросил Эрик, внимательно разглядывая юношу.
- Эээ, да, - протянул Терри, а про себя подумал, что слишком много мямлит в последние полчаса, но шок от происходящего был настолько сильным, что он не мог прийти в себя.
- Вот здоров, - просиял мальчик.
Пока длилось это бурное приветствие, дворецкий сообщил о готовности ужина, и приглашал всех в столовую.
Трапеза прошла в том же сумасшедшем ритме. Маргарет не унывая сыпала на Терри разные вопросы, в основном связанные с театром и светской жизнью Нью-Йорка. Сокрушалась, что Сюзанна не смогла приехать, но выражала надежду познакомиться с ней в будущем. Герцог был скорее молчалив, но внимательно слушал сына, и на его губах часто появлялось что-то близкое к улыбке. Джеймс держался как истинный аристократ, иногда задавая вопросы на различные темы, а Эрик все крутился на стуле и вставлял веселые реплики, задавал каверзные вопросы.
- А у тебя уже есть дети? – с любопытством спросил он, от чего актер поперхнулся и отрицательно помотал головой. – Жаль, - вздохнул Эрик, - я бы хотел с ними поиграть.
Только герцогиня сидела со злобным лицом, бросая негодующие взгляды на своих детей, особенно ее бесило поведение дочери.
После ужина герцог пригласил Терри в библиотеку выпить чего-нибудь покрепче. Разочарованной Маргарет пришлось отпустить актера из своих цепких ручек.
- Бренди? – спросил Ричард, когда они расположились в библиотеке и, наконец, остались одни. Терри лишь кивнул, устроившись на диване, напротив собственного портрета.
- Что это было? – наконец не выдержал он, отпив из своего бокала, который протянул ему отец.
- То, что должно было быть всегда, - вздохнул герцог, садясь напротив юноши. – Прости, сын, знаю, что был ужасным отцом, - признался Ричард, ему было сложно произнести эти слова, но он знал, что должен. – Я всегда полагал, что все само должно образумиться, что мои дети должны сами по себе расти, налаживать между собой отношения, и я никак не хотел замечать проблем внутри своей семьи.
Терри ошарашенно смотрел на отца, да это действительно казалось сумасшествуем, его отец, гордый и не признающий ошибок герцог, говорит, что был не прав и просит у сына прощение?
- И с чего это Вас так осенило? – съязвил Терри, ему все равно все казалось слишком подозрительным и нереальным.
- Понимаю твое недоверие и сарказм, - сказал Ричард.
Он бы хотел рассказать сыну о внезапном визите некой белокурой особы, но перед тем, как покинуть его дом, девушка попросила сохранить в тайне свой визит, и в первую очередь от Терри.
- Но прошу, не спрашивай о мотивах и причинах тех изменений, которые ты увидел, просто прими и будь уверен, что с этого дня все так и будет, - заверил герцог.
Позже, сидя перед камином в своем номере, Терри все возвращался к разговору с отцом, ко всему, что случилось за этот день. Ему все еще не верилось, что его отец мог так внезапно измениться, это казалось бредом. Но никакого логического объяснения он не мог найти, поэтому решил пока оставить все как есть. Если уже его родственники решила играть в примерную семейку, пусть, может что из этого и выйдет, кто его знает.
В данную минуту его мысли занимали другие образы. Образы, которые он гнал от себя уже несколько лет, но которые нахлынули на него стоило только взойти на корабль.
Златовласый ангел, который во снах преследовал его годами, теперь казалось как призрак следует за ним при каждом шаге, куда бы он не шел, всюду была Она.
Хотелось и раствориться в этих воспоминаниях, таких сладких и счастливых, и выть от боли и безысходности. Неужели его мать не понимала, куда отправляет сына, не думала, что этой поездкой бередит раны, которые только поверхностно зажили.
- Черт бы все побрал, - в бессильной ярости Терренс швырнул бокал с виски в камин. Одинокая слеза прокатилась по щеке юноши. Он так и уснул в кресле, растворившись в спасительном небытие снов.
С наступлением утра Терри сходил на почту и отправил телеграмму домой, с сообщением, что все прошло хорошо, а подробности расскажет по приезду.
- Есть для меня что-то, - спросил Терри у портье, вернувшись в гостиницу. - Нет, сэр, но вас ожидает одна леди, она в холле, - отчитался тот.
Терри недоуменно прошел в холл, где к своему удивлению увидел Маргарет. Та завидев брата, вспорхнула к нему в объятия. Молодой человек все еще не привыкший к такой реакции от сводной сестры, вначале сильно растерялся.
- Что-то случилось, Маргарет? – обеспокоенно спросил он, чуть отстраняя девушку.
- Нет, - радостно улыбнулась девушка, - я просто захотела провести с тобой время, сегодня такой прекрасный день, не согласишься сопроводить меня в парк?
- Ладно, - пожал плечами актер, - у меня все равно нет планов.
Девушка, радостно подпрыгнув, взяла его под руку и с гордо поднятой головой вышла из гостиницы. Многие из газет узнавали знаменитого актера и с завистью глядели вслед удаляющейся пары.
- Маргарет, можно вопрос? – прервал веселое щебетание сестры молодой человек. Они прогуливались по аллеям парка, и Терри предложил присесть на несколько минут.
- Да, конечно, - улыбнулась девушка, садясь на скамейку.
- За последнее время ничего не случалось дома? – осторожно начал актер, он все же хотел понять причины такой перемены в семье. – Я имею введу…
- Я понимаю, что ты хочешь узнать, - вдруг став серьезной, вздохнула Маргарет. – По правде говоря, я тоже не совсем понимаю, что случилось с отцом, что он так резко и открыто решил все расставить по местам… Понимаешь, мне никогда не нравилось отношение моей матери к тебе, - смутившись, сказала девушка. – Но я была слишком мала, чтобы понимать, и перечить матери не могла, тем более, что отец всегда молча сносил все ваши перепалки.
- Хм, перепалки, - хмыкнул Терри, открытую ненависть мадам Гранчестер сложно было назвать простой перепалкой.
- Джейсон тоже, как вырос, старался держаться отстраненно, ему также многое не нравилось, но он же сын герцога, всегда держится высокомерно, чопорно, - смутившись за брата, сказала девушка.
- В его возрасте я был такой же, и не уверен, что изменился бы, если бы не… - начал Терри, но запнулся и не договорил. Маргарет с любопытством взглянула на брата, но промолчала.
- Мы старались не вмешиваться в ваши отношения с родителями, но, когда ты ушел из дома, мне стало очень неуютно, - покраснев продолжила она. – Я чувствовала себя виноватой, что не смогла быть себе хорошей сестрой, не могла противостоять матери в ее несправедливом отношении к тебе.
Терри слушал сестру, разинув рот, никогда он подумать не мог, что кто-то в том ненавистном доме мог так относиться к нему. И это открытие как-то сразу расположило к себе эту юную девушку.
-Потом, когда через год начали появляться сообщения о восходящей звезде Бродвея, Терренсе Гранчестере, я была в восторге, я так гордилась, что являюсь сестрой такого талантливого актера, - гордо продолжила Маргарет, –особенно, после того, как мы с отцом побывали на премьере “Ромео и Джульетты” в Нью-Йорке…
- Вы были на премьере? – словно громом пораженный воскликнул Терри.
- Да, у отца были деловые встречи там, ну вернее он так сказал маме, на самом деле я думаю, что он просто хотел посмотреть на тебя на сцене, - мягко улыбнулась мисс Гранчестер. Актер не был уверен сколько еще подобных откровений он способен выдержать. – А я напросилась с ним, сказала, что хочу посмотреть город и пройтись по магазинам, - лукаво продолжила девушка. – Мама конечно была не в восторге, но, когда отец согласился, он знал мое отношение к тебе, матери ничего не оставалось, как смириться.
В каком же восторге я была, смотря этот волшебный спектакль на сцене Бродвея, и то, что главную роль исполнял мой брат, заставляло меня испытывать невероятную гордость, - с воодушевлением рассказывала Маргарет. – Я хотела подойти к тебе после спектакля, но отец сказал, что еще не время, потом, я не поняла почему он не захотел увидеться с тобой, - смутилась девушка.
-В этом весь герцог, если и делает что-то хорошее, старается не показывать, а тихо уходит, - пробормотал Терри.
- Да возможно, но.. недели две назад мне кажется что-то случилось. Слуги говорят он заперся в кабинете на два дня, а потом, когда вышел, позвал всех нас, и сказал, что через несколько дней ты приедешь и что теперь все должно быть по-другому. А как, ты сам уже видел, - пожав плечами закончила Маргарет.
- Но, что же случилось? – скорее сам себе, чем девушке сказал Терри.
- Я бы тоже хотела знать, - вздохнула Маргарет. – Знаешь, мне уже пора возвращаться в колледж, - сказала она, после некоторой паузы.
- Ты учишься в колледже Святого Павла? – чуть дрогнувшим голосом спросил Терри.
- Да, отце взял разрешение на два дня, чтобы мы могли поприветствовать тебя, - улыбнулась девушка, - но сегодня вечером я уже должна быть там.
- Ты не против, если я тебя провожу? – вдруг спросил актер. «Гранчестер, что ты делаешь? – обругал сам себя он. – Мало тебе воспоминаний, от которых и так дышать трудно, хочешь еще и все освежить в памяти?»
- Это будет потрясающе! – воскликнула Маргарет, вызвав неподдельную улыбку у Терри.
Возвращение в стены колледжа оказалось еще тяжелее, чем он предполагал. Еще с ворот на него нахлынул такой поток воспоминаний, что на миг, ему показалось, что ноги вросли в землю, не давая сделать и шагу.
- Ты идешь? – спросила Маргарет, заметив, как замешкался брат.
- Ээй, а разве мне можно заходить? – нашелся, что ответить актер.
- Ну вообще-то нельзя, но… ты же Гранчестер, - лукаво подмигнула она.
- Да уж, - пробормотал Терри.
- Кстати, ты у нас легенда, - заговорщицки сказала девушка. – Сестры до сих пор содрогаются от нашей фамилии, - открыто рассмеялась она.
- Вот в это я верю, - чуть расслабившись улыбнулся актер. – Старушка Грей от бешенства на стенку лезла от моих выходок.
Но в следующую секунду улыбка превратилась в гримасу жгучей тоски.
«Боже, каждый метр этого места напоминает о ней, - простонал про себя юноша. – И зачем я сюда приехал? Жил себе с иллюзией нормальной, спокойной жизни и снова сам разбил в дребезги тот кокон, что заплетал несколько лет вокруг своего сердца. Я так тщательно загонял туда все свои чувства и воспоминания, и что теперь? Не уверен, что смогу проделать это во второй раз».
- Терри, ты меня слышишь? – голос сестры донесся будто издалека.
- А да, прости, я отвлекся! Что ты говорила? – извиняющимся тоном произнес мужчина.
- Я говорила, идем? – и Маргарет протянула руку брату.
- Да, да идем.

Lara88
Сообщения: 61
Зарегистрирован: 17 авг 2020, 14:25

Единые судьбой, но не жизнью

Сообщение Lara88 » 19 авг 2020, 21:47

Глава 5

«Ничего не изменилось здесь, все тот же мрачный фасад, хмурые сестры, ученики с одинаковыми чопорными лицами, - меланхолично думал про себя Терри. – И нет того солнца, что согревало мое сердце в последний год пребывания тут».
- Мне нужно сообщить о моем возвращении, - прервала мысли актер Маргарет. – Хочешь пойти со мной к сестре Грей?
- Не сейчас, - скривился юноша. – Ты иди, я пройдусь немного.
- Ну ладно, - пожала плечами девушка, и направляясь в противоположенную сторону, краем глаза заметила, как брат, грустно понурив плечи, направляется в сторону холма, где рос большой старый дуб.
- Ну здравствуй, Ненастоящий Холм Пони! – произнес актер, поднявшись на любимое место укрытия.
Перед глазами снова возникли образы: он, с горящей сигаретой и белокурый ангел в праведном гневе отчитывающий его.
- Леди с веснушками, девочка Тарзан, а как тебе нравится Тарзан с веснушками? – нагло усмехнулся он.
- Это еще что такое? – недоуменно глянули на него самые зеленные глаза.
- Так тебя зовут, - он прямо чувствовал, как в ней поднимается негодование.
- Меня зовут Кендис Уайт Эндри, запомни! – отчеканила она.
- Ясно, ясно, Тарзан с веснушками, не кипятись…
Сделав глубокий вдох, Терри вынырнул из воспоминаний. Глаза щипало, и он тряхнул головой, отгоняя непрошенные эмоции. Подойдя к дереву, он коснулся могучего ствола, словно пытаясь впитать в себя силу и мудрость, восстановить душевное равновесие.
Пальцы случайно нащупали гравюру, которую он сделал в день отъезда. Он прекрасно знал, что там написано: «Навеки твой, Т.Г.Г». Однако, опустив глаза на саму надпись, он замер в оцепенении. Прямо под его словами, шла другая: «Навеки твоя, К.У.Э».
Актеру показалось, что ему сдавило грудь, он не мог вздохнуть. Слеза отчаяния скатилась по щеке.
- Терри, вот ты где, - к нем направлялась Маргарет. – Тебя тоже привлекало дерево влюбленных?
- Дерево влюбленных? – недоуменно спросил юноша. Он с трудом справился с собой, чтобы хоть голос звучал нормально.
- Да, а ты не знаешь историю двух влюбленных учеников, которых разлучили злые проделки завистливой родственницы девушки?
- Нет! Я как-то не особо интересовался подобными бреднями, - отмахнулся актер.
- Почему бред? – обиделась Маргарет. – Эта история, вдохновение для всех влюбленных парочек в нашей школе, все мечтают о таком чувстве, что было у них.
Терри скептически хмыкнул. Да уж.
- Вот смотри, эту гравюру сделал тот юноша, которому пришлось покинуть любимую, чтобы защитить ее, - и Маргарет показала на сделанную им же надпись.
- Ты смеешься? – глухо пробурчал актер.
- Почему смеюсь? – вновь обиделась девушка. – Самое странное, что нижняя гравировка появилась только неделю назад…
- Что ты сказала? – Маргарет аж испугалась от того, как мгновенно побледнел ее брат. – Ты знаешь, кто его сделал? – хватая ее за руку, спросил Терри.
- Нет, то есть да, - сбивчиво произнесла мисс Гранчестер. Она все больше нервничала от такой резкой перемены юноши. – Я видела девушку, лет двадцати наверное, очень красивую с белокурыми волосами.
Терри казалось, что он перестал дышать. Это было бредом, этого просто не могло быть на самом.
- Она пришла, когда было Пятое воскресение, учеников практически не было, а я спешила закончить некоторые дела, чтобы потом также уехать. Мы случайно столкнулись в коридоре, она как-то странно посмотрела на меня, мне даже показалось, что побледнела, будто узнала, - пожав плечами, продолжила Маргарет и искоса смотрела на абсолютно бледного брата. – Потом просто извинилась и пошла в сторону кабинета директрисы. Через некоторое время я пробегала мимо холма, и видела, как она долго стояла около этого дерева и плакала. После ее ухода здесь и появилось, как я полагаю, продолжение надписи.
Терри судорожно хватал ртом воздух, пытаясь взять под контроль себя и своим мысли.
«Этого не может быть! Как Она здесь оказалась? Я же только недавно видел в газетах статью о бале в честь Ее Дня рождения. И Альберт… впрочем, чтобы он сказал!»
- Терри, что ты делаешь? Твоя рука, - испуганно сказала Маргарет, беря руку брата. И только тогда актер понял, что из ладони течет кровь. Он так сильно вцепился ногтями себе в ладони, что повредил кожу.
Достав из кармана платочек, девушка быстро перевязала руку юноши.
- Почему тебя так взволновала эта девушка? – осторожно спросила Маргарет.
- Мисс Гранчестер, - раздался громовой голос директрисы позади них, - что Вы здесь делаете, одна и с мужчиной!
Молодые люди резко обернулись и посмотрели на монахинь, столпившихся возле них. У Терри голова закружилась, было ощущение, что он снова вернулся в тот злосчастный вечер на конюшне.
- Простите, сестра Грей! – торопливо начала Маргарет. – Я просто искала брата, он оказался здесь.
- Брата? – вскинула брови директриса и сосредоточила взгляд на юноше. – Терренс Гранчестер?! – удивленно произнесла она.
- Здравствуйте, сестра Грей! – криво усмехнулся Терри, пытаясь скрыть свои истинные эмоции. – Не думал, что когда-нибудь еще окажусь здесь.
- Я также, признаюсь, удивлена. Вновь увидеть Вас и мисс Эндри в наших стенах с разницей в несколько дней…
- Кенди была здесь? – прошептал Терри, догадываться и услышать подтверждение этого оказалось две совершенно разные вещи. Сердце подскочило, значит Она сейчас в Лондоне, в одном с ним городе.
- Кенди… - повторила сестра Грей. – Вы все же общаетесь с мисс Эндри?
- Больше нет! – жестко сказал Терри, от взгляда которого у директрисы прошел мороз по коже. – Что же, мне пора откланяться, - проговорил он, кивнув сестрам. – Увидимся дома, Маргарет! – и поцеловав сестру в щечку, направился к выходу. – И еще, сестра Грей, - обернулся молодой человек к бывшей учительнице, - никогда не позволяйте человеческой злобе и вашим правилам затмевать сердце, если не хотите разрушить еще чьи-то судьбы, - и бросив последний взгляд на гравировку на дереве, быстрыми шагами направился к выходу.
Сестры остались громом пораженные, а Маргарет, с раскрытыми от удивления глазами, проследила за взглядом брата до того как тот ушел.
«Так это были они! – осенило девушку. – Вот почему он тогда уехал!»

Аватара пользователя
Himawari
Site Admin
Сообщения: 9198
Зарегистрирован: 15 июн 2007, 00:40

Единые судьбой, но не жизнью

Сообщение Himawari » 19 авг 2020, 22:18

Ух ты, какой поворот! Здорово, что вы вспомнили о семье Гранчестеров, и даже сводная сестра Террика оказалась вполне себе неплохой девушкой. Любопытно, что же будет дальше... ;)
"Жизнь это всегда выбор. О чем-то мы жалеем, чем-то гордимся. Что-то будет преследовать нас вечно. Мы такие, какими сами выбираем быть". (с) Грэм Браун

"А серёжек тех или шуб, чупачупсов и сигарет, табака и билетов в клуб мы не вспомним, что больше нет. Потому что тут нет зимы. Потому что мы здесь вдвоём. Знаешь, главное — это мы. Остальное гори огнём". (с) Мальвина Матрасова

Lara88
Сообщения: 61
Зарегистрирован: 17 авг 2020, 14:25

Единые судьбой, но не жизнью

Сообщение Lara88 » 19 авг 2020, 23:15

А дальше больше! 😁 Надеюсь дописать еще пару глав в скором времени. Поклонникам Терри должно понравиться 🤗

Аватара пользователя
Himawari
Site Admin
Сообщения: 9198
Зарегистрирован: 15 июн 2007, 00:40

Единые судьбой, но не жизнью

Сообщение Himawari » 20 авг 2020, 02:51

Неужели встретятся...? 105* Но у него Сюзька... 022* А она как всегда такая правильная... 309*
"Жизнь это всегда выбор. О чем-то мы жалеем, чем-то гордимся. Что-то будет преследовать нас вечно. Мы такие, какими сами выбираем быть". (с) Грэм Браун

"А серёжек тех или шуб, чупачупсов и сигарет, табака и билетов в клуб мы не вспомним, что больше нет. Потому что тут нет зимы. Потому что мы здесь вдвоём. Знаешь, главное — это мы. Остальное гори огнём". (с) Мальвина Матрасова

Аватара пользователя
Flanny
Сообщения: 412
Зарегистрирован: 26 май 2011, 21:38
Статус: Террифанка

Единые судьбой, но не жизнью

Сообщение Flanny » 20 авг 2020, 14:27

Как приятно) еще один фанфик на любимую тему)) пока мне очень нравится, буду следить за развитием событий :сооl:

Ответить

Вернуться в «Кенди-фанфики»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 7 гостей