Фанфик "Crossroads II" (GosieKin,перевод:alauda, Nynaeve)

пишем, читаем и делимся впечатлениями

Модератор: Ksenia

Nynaeve
Сообщения: 48
Зарегистрирован: 02 май 2017, 08:35

Фанфик "Crossroads II" (GosieKin,перевод:alauda, Nynaeve)

Сообщение Nynaeve » 28 окт 2018, 13:36

Глава 30: К концу. (Часть 1)

«Просто убедись, что у тебя есть все из списка, а остальное только дополнительно. Чем меньше модного хлама ты с собой возьмешь, тем лучше».
Кенди даже не взглянула на возвышающегося над ней мужа; она была слишком занята, еще раз пробегая приготовленные для упаковывания одежду и вещи. Все было разбросано вокруг на полу, и она сидела среди этого небольшого беспорядка, убеждаясь, что отметила каждую позицию из упомянутого списка, и сразу после этого помещала этот предмет в чемодан.
Она была очень рада, конечно, тому, куда они отправятся, и, тем не менее, не могла все еще немного не сердиться на Альберта за такую ситуацию, в которую он ее поставил. Она просто не могла понять, как он, как правило, так хорошо организованный, мог такое позволить. Одно дело сюрприз: она оценила его намерения, но все же, ради бога, она была женщиной! Как он мог ожидать, что женщина сможет переупаковаться за такой короткий промежуток времени? Его багаж был полностью подготовлен, вероятно, неделю назад, полагала она. Все что он должен был сделать – это вытащить чемоданы из машины и переодеться - и вот он готов к дороге, пока она едва была на полпути, а оставалось всего лишь два часа.
Но скачущие мысли не останавливали дел; руки быстро двигались, и беспорядок вокруг вскоре постепенно исчез. Она боялась, что одного часа будет недостаточно, но наконец закончив и взглянув на часы, поняла, что с того часа, что у нее был, прошло всего пятнадцать минут. Она вздохнула с облегчением; они сделали это. Легко.
Из гостиной она услышала голос Альберта, но было ясно, что он разговаривал не с ней. Встав, она подошла к двери и посмотрела в щель; он разговаривал по телефону, прося человека на другом конце приехать на вокзал. Было нетрудно догадаться, кому он звонил, и действительно два предложения позже подтвердили это; человеком на другом конце был Джордж. Бедный Джордж, подумала она с сочувствием, из-за нас он, вероятно, не спал... Он не только вернулся в свою квартиру поздно, но и так рано встал.
Она вернулась к приготовлениям. Оставляемую одежду нужно было убрать в шкаф, и она начала делать это без промедления. Покончив с этим, она снова проверила комнату, пытаясь определить, есть ли что-нибудь, что она пропустила. Свадебное платье висело на гардеробе рядом со смокингом Альберта. Придется попросить Ханну позаботиться о них... Ничего не казалось несоответствующим, может быть, кроме кровати, которую нужно будет убрать... это следующая вещь, которую она сделает...
Она продолжила проверять комнату, и ее взгляд остановился на ночном столике, привлеченный блеском металла. И ювелирные изделия, заметила она сама. Она не собиралась брать их с собой, но также не могла рисковать оставить в квартире. Было хорошо, что они собирались встретиться с Джорджем на вокзале; он был человеком, которому она определенно могла доверить вернуть семейную реликвию обратно в сейф особняка.
Но, протянув руку к украшениям, она нахмурилась. Маленькая блестящая гора золота и изумрудов определенно выглядела меньше, чем вчера. И когда она подняла их, то поняла, что ей не показалось; на ночном столике было только ожерелье. Браслет пропал.
Она нахмурилась, роясь в памяти. На мгновение она не могла вспомнить, когда в последний раз видела браслет. Возможно ли, что она потеряла его во время Горского танца? Движения были достаточно дикими! Но нет - она вспомнила, как снимала его, когда была в своей комнате с Анни. Значит позже...
Остальной вечер был довольно расплывчатым, но чем больше она думала об этом, тем больше могла вспомнить. Был момент, когда ее кудри запутались в звеньях золотых цепочек, когда она проверяла волосы, и миссис Корнуэлл помогала ей распутать их. Затем она сама отодвинула браслет выше, когда мыла руки... А потом… Даже больше: он определенно был на ней во время последнего танца с Альбертом, а затем, когда он тащил ее вниз по лестнице в сад; она все еще помнила давление металла на кожу, когда он держал ее за запястье, затем...
Так когда? В саду, когда она садилась в машину? Это было бы катастрофой! Или позже, когда они прибыли в квартиру? Сразу же в сознание появилось изображение бесценной семейной реликвии, падающей на тротуар и возможно подобранной абсолютно любым проходящим мимо, и тогда сквозь нее прошла волна холодной паники. Нет, нет, это было бы полной катастрофой! По крайней мере, в особняке, кто бы ни нашел его, отдал бы, но здесь...? Он был бы потерян навсегда!
Не задумываясь, положив ожерелье на столик, она бросилась к двери и вниз. Паника, должно быть, дала ей крылья, потому что, мгновенно пролетев лестницу, она побежала к двери на шумную улицу.
Но, конечно, тротуар возле дома был пуст, и нигде не было видно никакого сказочного блеска.
Не помогло и то, что она посмотрела под машину – там было также пусто, как и на тротуаре.
Игнорируя недоумение и подозрительные взгляды проходящих мимо людей, она встала с холодного бетона и попыталась заглянуть внутрь машины. К сожалению, поднятое окно не позволяло полностью все увидеть. Сначала нужно было открыть дверь машины, чтобы все рассмотреть.
«Кенди, что ты делаешь?»
Голос Альберта удивил ее; он не мог прийти в худшее и тоже время лучшее время. С сердцем, мчащимся все быстрее и быстрее от страха и срочности, она отвернулась от автомобиля. «У тебя есть ключи от машины?»
«Да, но зачем…?»
«У тебя есть они?» - отрезала она дрожащим, нетерпеливым голосом, и когда Альберт достал ключи из кармана, с жаром схватила их. Дрожащие руки не помогали, но ей наконец удалось открыть дверь.
Но внутри она тоже ничего не нашла, чувствуя, как по спине пробегает холодный пот.
«Что ты делаешь, Кенди? - повторил Альберт, выпрямившись. - Ты что-то ищешь?»
Как рассказать любимому человеку, что она, вероятно, потеряла его свадебный подарок? Как признаться, что она не была достойна доверия заботиться о семейной реликвии?
С беспокойством на лице она обернулась. «Я... - пробормотала она. - Я только надеюсь, что не права... Я, должно быть, ошибаюсь... Иначе...»
«Кенди... по-английски, пожалуйста... - на лице Альберта было полное недоумение. - О чем ты говоришь?»
«Если я права, если я действительно потеряла его здесь... - продолжала она неустанно, медленно теряя контроль над голосом. - Это было бы катастрофой! Оно будет потеряно навсегда! Никто не вернет такую вещь! И это моя вина! Я виновата в этом! Я знала это! Я знала, что недостаточно хороша для этого!»
«Опять... - вмешался Альберт, подойдя к ней, и спокойно положил руки ей на плечи. - О чем ты говоришь?»
«Кажется, я потеряла его. Браслет, - сказала она, наконец, на грани слез. - Тетушка Элрой предупреждала меня, чтобы я была осторожна, потому что он был немного велик для меня... но не было проблем, когда я была в перчатках... Но позже я их сняла, и он, должно быть, соскользнул... Я потеряла его, Альберт, я потеряла его! - выпалила она, снова заработав несколько озадаченных взглядов от прохожих. - Я, должно быть, потеряла его, когда выходила из машины, и кто-то, возможно, нашел его...»
«Кенди…»
«Я просто это знала! – продолжала она, отворачивая голову. Сейчас она не могла смотреть на него, она не хотела видеть разочарование и гнев в его глазах. - Я знала, что мне нельзя доверять такие драгоценные украшения, я не заслужила их, я недостаточно хороша для них! Я даже не могла позаботиться о своих сережках!»
«Кенди...»
«Я знаю, ты будешь меня ненавидеть за это и твоя семья тоже... - в отчаянии воскликнула она. - Так много лет в семье и сейчас...»
К удивлению, она почувствовала руку, прикрывающую ей рот, что эффективно прервало ее. «Ты паникуешь, когда нет причин?» - спросил он.
Теперь она была озадачена. Что он имел в виду под «без причины»?
«Не нужно так быстро переходить к выводам, даже не рассмотрев другие варианты, - сказал Альберт с легкой улыбкой, и когда она подняла брови выше в тихом вопросе, он опустил руку, закрывавшую рот. - Тебе даже не пришло в голову, что ты ищешь не в том месте?»
«Ты имеешь в виду...» Она посмотрела на него с легким недоверием, и в то же время чувствуя дикую надежду. Она действительно паниковала, но доверие к Альберту и его разумным суждениям медленно побеждали. Он не стал бы вводить ее в заблуждение, если бы не был уверен в том, что говорит. «Ты имеешь в виду, что я могла потерять его где-то в другом месте? Боже, пусть это будет правдой! Если я обронила его в особняке или в саду, то, возможно, он не потерялся, как я боялась...»
«Ни одно из вышеперечисленных, - снова прервал ее Альберт. - Я помню, что он определенно был на тебе, когда вчера вечером мы поднялись наверх».
«Ты уверен?»
О, как она молилась, чтобы это было правдой! Как она хотела, чтобы он не ошибся!
«Да». Закрыв дверь машина, Альберт запер ее и положил ключи обратно в карман. «Я даже помню, что в какой-то момент хотел снять его с твоей руки, потому что... Во всяком случае... - он быстро сменил тему, - почему бы тебе не подняться наверх и не поискать, когда у тебя есть шанс найти его?»
Не собираясь терять ни секунды, она побежала по лестнице.

Когда Альберт снова вошел в квартиру, в гостиной было пусто. Но у него не было никаких проблем угадать, где может быть его жена; шумы, исходящие из спальни, показывали более чем достаточно ясно, что она была там, вероятно, переворачивая все с ног на голову. И он не ошибся; подойдя к открытой двери, предсказанный вид приветствовал глаза. Кенди стояла на коленях на краю кровати, отчаянно копаясь в разбросанных одеялах.
«В постели?» - спросил он.
«Вчера вечером мы были только в гостиной, а затем в спальне, - ответила Кенди, не оборачиваясь. - Я не помню, чтобы он был утром, так что, должно быть, он соскользнул здесь...»
«Как насчет пола в гостиной?»
«Уже проверила, - ответила она. - Можешь ли ты мне помочь здесь? Это будет быстрее...»
Без протеста он присоединился к ней, но не позволяя эмоциям руководить им. Он тоже очень беспокоился о пропавшем браслете, но знал, что если бы это было действительно в постели, с таким беспорядочным поиском у них была большая вероятность пропустить его. Не говоря ни слова, он начал искать более методично, разбирая одеяла одно за другим и проверяя каждые сгиб и складку, и через мгновение заметил, что Кенди последовала его примеру.
«Иногда я думаю, что кто-то, должно быть, наложил на меня проклятие, - застонала она, поднимая подушки. - Похоже, я обязана потерять все, что ценно».
«Не говори этого, - не согласился он. Хотя он молча согласился с тем, что его жена все еще проявляла некоторые проблески прежней беспечности, это определенно не было постоянным состоянием. - Во-первых, это может случиться с кем угодно. Во-вторых, ты ничего не потеряла. Он где-то здесь, и мы найдем его рано или поздно».
«Лучше рано, чем поздно. Потому что поезд или нет, пока я не найду его, я не уйду отсюда!»
Он не хотел спорить с ее решимостью. Вместо этого он сосредоточился на тщательном поиске еще больше. Сначала он не беспокоился. Браслет должен был быть где-то здесь! Кенди была права; прошлой ночью они пошли прямо в спальню, и он ясно помнил, что браслет был на ней в начале интимной игры. Образ самого себя, отодвигающего его выше, чтобы получить лучший доступ к запястью, был слишком реальным, чтобы быть просто плодом воображения. Так должно быть он где-то в кровати! Он был уверен, что они найдут его; это было только вопросом времени.
Но время было именно тем, чего им больше всего не хватало. По мере того как минуты проходили, и поиски все еще не увенчались успехом, он начинал немного нервничать. Более того; он не мог это полностью сдерживать. Драгоценное время постепенно заканчивалось, и действительно казалось, что им придется пропустить поезд. Это само по себе не было такой большой проблемой, он всегда мог позвонить на станцию и перенести билеты на следующий день, он это делал в прошлом, но был также паром, который забронировать было не так просто. Не было никаких гарантий, что он получит место на пароме в ближайший день, дни или даже недели. Эти билеты иногда продавались на несколько недель вперед, и даже его деньги не помогли бы, если бы список пассажиров был полон.
И, наконец, когда он был на сто процентов убежден, что они пропустят поезд, и был готов сойти с кровати, чтобы позвонить на вокзал, внезапно Кенди выпрямилась с последней из смятых подушек в руках.
«Боже мой, я нашла! – воскликнула она, тяжело дыша от облегчения. - Альберт, я нашла его!»
Не дожидаясь ответа, она начала вынимать подушку из белой наволочки. Она засунула руку в наволочку, только чтобы вернуть ее с другим триумфальным криком, сжимая пальцы на мерцающем браслете. С легким потрясением он понял, что в какой-то момент каким-то образом браслет оказался глубоко внутри наволочки.
«Как это могло произойти на Земле...? - произнес он, оторвав взгляд от рук Кенди, и посмотрел ей в лицо. - Как мы...?»
Он быстро замолчал, увидев, как на жене заблестел яркий румянец. Он поднял бровь, и маленькая улыбка невольно подкралась к его губам. Должно быть, она думала так же, как и он; что их «активность ночью» была довольно интенсивной... достаточно интенсивной, чтобы потерять довольно тяжелый браслет, не заметив этого! И где!
«Не обращай внимания», - закончил он, слегка покачав головой, как бы отвлекаясь от мыслей. Как будто он мог так легко отбросить изображение, которое внезапно застряло у него в голове; образ их тел запутавшихся в страстных объятиях и не обращающих внимания на все остальное! «Теперь нам действительно нужно торопиться, - продолжил он гораздо более спокойным тоном, снова возвращаясь к своему обычному, решительному «я». - Заканчивай упаковываться, а я пока отнесу свой чемодан вниз».
С гораздо более легким сердцем, избавленным от страха пропустить медовый месяц, он отнес вещи в машину и положил в багажник. Он вернулся наверх, надеясь, что чемодан Кенди тоже готов. И к его облегчению так и было. Но облегчение быстро превратилось в недоумение, когда он увидел, что владелица чемодана не готова сама, а занята чем-то совершенно другим.
Кенди? - спросил он с растущим нетерпением. – Зачем во имя неба ты заправляешь кровать?»
«Я должна! - сказала она, задыхаясь. - Я не могу так оставить постель».
«Кенди, что с тобой? Мы уезжаем, и я уверен, что квартиру можно оставить в беспорядке, пока мы не вернемся!»
«Здесь ты не прав», - не согласилась она, даже на мгновение не переставая перестилать кровать. «У меня здесь будет гость, пока мы будем в отъезде. Ты действительно хочешь, чтобы кто-то спал на том же постельном белье, что мы использовали... в нашу брачную ночь?» - закончила она после небольшой паузы.
Альберт только покачал головой. «И тебе не приходило в голову, что ты могла бы попросить Ханну отправить сюда одну из горничных?»
«Пока жива, я буду сама убирать за собой», - твердо заявила Кенди. По какой-то причине тяжелый румянец снова запятнал ее щеки, но он подумал, что это от борьбы с одеялами. «Теперь, пожалуйста, просто возьми мой чемодан в машину. Мне нужно еще две минуты, и я закончу».
Качая головой от ее упрямства, он подчинился. Но она сдержала слово; к тому времени как он вернулся, она действительно закончила со спальней. Все было сделано до такой степени, что можно было уйти оттуда.
Он нашел ее в ванной.
«Теперь ты готова?» - прокричал он сквозь шум бегущей воды.
«Почти! - услышал он ответный крик. - Еще одна минута, клянусь!»
Посмотрев на наручные часы, Альберт быстро подсчитал. У них все еще было около сорока пяти минут до отъезда поезда, и они все равно могли это сделать, если не будет больше никаких задержек.
Пока он ждал Кенди из ванной, он снова обошел квартиру, всё проверяя. Все окна в квартире были надежно закрыты, и на кухне после завтрака все было вымыто и убрано; он позаботился обо всем этом, пока она собирала чемодан. Зная привычки Кенди, когда она уходила дольше, чем на день, он знал, что им также придется выключить газ и воду, но с этим ему придется подождать, пока она не закончит использовать воду в ванной. Кроме этого все остальное казалось прекрасным.
Еще раз Кенди сдержала слово; она вышла из ванной, заканчивая застегивать летнее платье. «Прости... Просто я освежилась после всего этого!» - воскликнула она, пробежав по гостиной, и ее последние слова дошли до него, когда она была в спальне. Спустя несколько секунд она тоже вышла, неся сумочку в одной руке и шляпу в другой, и, прежде чем он успел что-то сказать, она поспешила к кухне. Тихий, скрипучий шум сказал ему, что во всей этой гонке, она не забыла выключить газ, и он слегка улыбнулся.
«Мы можем идти», - объявила она, стоя перед ним.
«И не говори. Серьезно? Ты уверена?» - поддразнил он.
Она нетерпеливо кивнула.
«Украшения?» Он хотел убедиться.
«Вот, - Кенди погладила свою сумочку. - Но не волнуйся, я не беру их с собой. Я попрошу Джорджа вернуть их в сейф в особняке».
«Да, это самое лучшее».

Nynaeve
Сообщения: 48
Зарегистрирован: 02 май 2017, 08:35

Фанфик "Crossroads II" (GosieKin,перевод:alauda, Nynaeve)

Сообщение Nynaeve » 28 окт 2018, 13:37

Глава 30: К концу. (Часть 2)

Закрыв осторожно дверь, они быстро побежали вниз и сели в машину. Не теряя больше времени, Альберт повернул ключ в замке зажигания.
Ничего не произошло.
Ни звука.
Ничего.
Оба они молча смотрели друг на друга несколько секунд.
Затаив дыхание, он снова попытался, и на этот раз двигатель завелся. Вздохнув с облегчением, Альберт вывел машину и ускорился к Рузвельт-роуд, по самому быстрому маршруту к железнодорожному вокзалу. Поначалу, слишком занятый движением, ему потребовалось некоторое время, прежде чем он осознал, что Кенди тоже молчит. При первой возможности он посмотрел в ее сторону, и его глаза расширились от удивления. Кенди сидела на сиденье с сумкой на коленях и маленьким блокнотом, расположенным поверх нее, что-то поспешно царапая.
«Что ты там пишешь, дорогая?» - спросил он заинтригованно.
«Всего несколько коротких писем, - рассеянно сказала Кенди, не снимая перо со страницы. - Я отдам их Джорджу, чтобы доставил».
Он не стал нажимать на нее, чтобы получить больше информации и сфокусировался на вождении, позволяя закончить то, что она делала. Он определенно может спросить позже; теперь у него была миссия - добраться до станции вовремя!
Кенди продолжала быстро писать, так быстро, как вибрирующий автомобиль позволял. Закончив первую страницу, она осторожно вырвала ее из блокнота, сложила пополам и вложила в конверт, который вытащила из страниц блокнота. Однако она не запечатала его, а только положила под блокнот и поспешно начала писать еще одно письмо.
«Дорогие Анни и Патти,
Простите меня за то, что обратилась к вам обеим в одном письме. Это не лень - у меня просто нет времени писать два отдельных сообщения. Понимаете, у нас есть всего несколько минут, прежде чем мы сядем в поезд. Простите меня и за мой страшный почерк - я пишу на коленях, когда мы едем на станцию.
Я хотела поблагодарить вас за все, что вы сделали для меня, за всю вашу поддержку на протяжении всей свадьбы. Я не знаю, что бы делала без вас! Я никогда не могла просить лучших друзей. Простите, что не поблагодарила вас прошлой ночью лично; У меня не было времени на это. Я исчезла, потому что была... похищена. Кем, можете догадаться. Об остальном вы тоже можете догадаться. И давайте просто оставим это.
Прямо сейчас мы спешим, чтобы добраться до железнодорожного вокзала. Мы проспали, но я даже не заметила, продолжая вести себя с утра так, как если бы у меня было все время мира. Вы не поверите, что в моем блаженстве я забыла, что у нас поезд, на который надо успеть. Теперь подтверждено: если у меня есть что-нибудь надежное - это моя забывчивость.
Тетушка Анни с артритом (надеюсь, ты простишь мне эту шутку), не могла бы ты оказать мне услугу? Нам пришлось оставить в моей квартире мое свадебное платье и смокинг Альберта. Не было времени на возвращение в особняк (ладно, хорошо, мы просто не хотели рисковать подвергать себя гневу тети Элрой после нашего грубого вчерашнего побега). Вещи нуждаются в чистке. Не могла бы ты убедиться, что о них позаботятся? Просто скажи Ханне и дай ей ключ, который я вложила.
Патти, милая... Надеюсь, ты вчера хорошо повеселилась? Не думай, что я была слишком занята, чтобы не заметить, насколько популярной была моя подруга среди приглашенной молодежи... особенно одного человека... Надеюсь, он вел себя хорошо; иначе ему придется иметь дело со мной и моим гневом! И Альберта - его школьного друга!
Я сделаю все возможное, чтобы написать вам обеим оттуда, куда меня похитят. Мы обязательно поговорим о вышеупомянутом человеке, так что, Патти, не смей исчезать неожиданно! Никаких поездок в Нью-Йорк или Флориду до моего возвращения, пожалуйста! (Если не срочно и абсолютно необходимо).
С учетом всех моих привередливый требований я обнимаю вас обоих. Анни, передай мою любовь маленькому Патрику. Ну и Арчи тоже, чтобы он не чувствовал себя исключенным...
Ваша Кенди».

На этот раз письмо получилось в две страницы, и, как и предыдущее, она поместила его в другой конверт. Как и раньше, она тоже не запечатала его; мгновение она порылась в сумке и, найдя то, что искала, поместила в конверт еще и плоский металлический предмет между страницами. Другой идентичный предмет, на этот раз с прикрепленной к нему серебряной цепочкой, был помещен в первый конверт, и быстро оба письма были запечатаны. Последнее что она сделала, это написала имена получателей на каждом из писем, и она закончила.
И опять-таки, как раз вовремя! Почти сразу же, как она начала запихивать все в сумочку, Альберт пересек последнюю развязку, отделяющую их от станции. Визжание колес и тормозов объявило об их прибытии, когда машина маневрировала между несколькими другими на обочине улицы.
Неудивительно, что Джордж был уже там, ожидая их. Вероятно, он прибыл на станцию гораздо раньше, чем они - было просто естественно верить в это. Он также, должно быть, заметил их, когда они ехали по улице, потому что, когда они припарковались, он появился на тротуаре почти по волшебству. Он был с пассажирской стороны и открыл дверь для нее, прежде чем она смогла дважды моргнуть. Они только обменялись быстрыми приветствиями, прежде чем он присоединился к Альберту, вытаскивающему чемоданы из багажника. После этого они осторожно заперли все двери автомобиля, и Альберт передал ключи от машины Джорджу.
Не было времени ждать, пока появятся носильщики; оба мужчины просто взяли по одному чемодану и с удивительной ловкостью стали маневрировать между другими пассажирами к главному зданию. Все, что ей нужно было делать, это следовать за ними так быстро, как только она могла, потому что они, имея более длинные ноги, шли гораздо быстрее. Поэтому она шла позади, видя, насколько хорошо эти двое настроены друг на друга. Определенно это, должно быть, было связано со всеми деловыми поездками, в которые они отправлялись вместе.
Как только они вошли в обширный зал ожидания, их сразу окружил обычный громкий шум. Огромный гул пассажиров, звон грохота и скрипа изношенных тележек для багажа, тянущихся по полу, уговаривающие крики мальчиков, продающих газеты, и многие другие неопознанные звуки атаковали их уши, сопровождая всю дорогу до другого выхода. Кенди сдерживала себя от желания прикрыть уши всякий раз, когда была на вокзале, и вздохнула с облегчением, когда они наконец вышли на платформу.
Поезд ICR (46) уже был там, и через мгновение они шли к нему, Альберт внимательно читал цифры на стороне каждого вагона. Наконец, он указал нужный Джорджу, и без каких-либо дополнительных комментариев оба мужчины доставили багаж до ближайшей двери. Кенди взглянула на свои маленькие наручные часы. У них осталось всего несколько минут. Она оглядела платформу, быстро заметив одного из многих мальчиков, продающих газеты. Желая вернуться до того, как оба мужчины выйдут из поезда, она быстро подошла к нему, пробежав по заголовкам газет, которые он держал в руках. Через несколько секунд, когда нашла то, что искала, она взяла две газеты и, скатав их в плотный рулон, засунула под мышку и потянулась к кошельку, чтобы заплатить мальчику.
Когда она вернулась, и Альберт, и Джордж уже вышли на платформу, и Альберт давал Джорджу последние указания: «...я свяжусь с тобой, когда мы приедем». Ей удалось услышать только последнюю часть предложения, когда Джордж кивнул.
Никто из них ничего не сказал, и казалось, что они уже закончили обмениваться важной информацией. Она не хотела прерывать их раньше, но у нее также были вещи, о которых ей нужно было поговорить с Джорджем, и теперь настало время.
«Джордж... - тихо начала она. - Мне очень жаль, что мы должны были побеспокоить тебя так рано утром».
«Это не проблема», - успокоил ее Джордж без запинки. Слишком гладко; она очень хорошо знала, как легко ему удавалось успокаивать других в том, что они не злоупотребляли им.
«Я просто хочу, чтобы вы знали, что мы бы не позвонили вам, если бы у нас действительно был другой выбор. Но вы единственный, кому мы можем довериться, и кто не провел ночь в особняке. Теперь я чувствую себя еще хуже, потому что хочу попросить вас об одолжении...»
«Чем я могу помочь, мэм?» - предложил он немедленно.
Она собиралась просто сказать, что ей нужно, когда его последнее слово зазвенело, как колокол в ее ушах. И заставило понять что-то, что она пропустила до сих пор; она действительно больше не была «мисс». Но пока она чувствовала себя хорошо с новым именем миссис Эндри, звание «мэм» просто натирало нервы. «Ты слышал? Ты слышал это, Альберт? - воскликнула она спонтанно. - Он назвал меня «мэм»! Теперь все будут звать меня «мэм»! Я уже чувствую себя старой матроной, это ужасно!»
«Ты должна была подумать об этом до того, как вышла за меня замуж...» - улыбнулся Альберт.
«Я могу пересмотреть это», - решительно отрезала она, снова повернувшись к Джорджу. Держа газеты крепче под мышкой, чтобы они не выпали, она потянулась в сумку и достала два письма. «Так как вы вернетесь в особняк, не могли бы вы отдать это Тому, когда его увидите? - сказала она, обращаясь к нему с первым письмом. - А это Анни».
«Конечно, мэм».
«Джордж! – нахмурилась она, но их друг только невинно посмотрел на нее, вкладывая оба письма во внутренний карман пальто. - Не называйте меня так! Я запрещаю вам называть меня «мэм», пока мне не исполнится сорок пять!»
«Джордж... - улыбка Альберта стала шире. - Ты должен простить мою жену. Она не любит всех этих формальностей, ты знаешь...»
«Во всяком случае, как я говорила... – продолжила она, как будто он ничего не сказал. - У меня есть гораздо более важное дело...» И снова ее рука нырнула в сумочку и вытащила другой предмет, на этот раз с гораздо большей осторожностью, чем с письмами. «Могу я доверить это вам, чтобы вернуть в сейф? - тихо спросила она серьезным тоном, подойдя ближе к Джорджу, и осторожно показала ему вытащенное из сумки. - Я не могу взять их с собой и не хочу рисковать оставить в своей квартире...»
Взглянув на то, что она держала, Джордж просто кивнул в подтверждение и протянул руку, как будто хотел пожать руку на прощание. Она поняла подсказку и потянулась к нему также, и тем, кто стоял в стороне, могло показаться, что они действительно просто пожали друг другу руку. Она надеялась, что никто не заметил, как она передала что-то в его руку в процессе. Маленький бархатный мешочек исчез в его ладони, а через секунду исчез совсем. Где и как он его спрятал, она не знала, потому что он не делал никаких заметных движений. Но он хранился где-то на нем, где он считал безопасным, и она верила, что он знает, что делает.
Их осторожность не была необоснованной. Они не были на платформе одни, и часто в таких переполненных местах, как вокзал, никогда не было недостатка в карманниках. Даже самый невинно выглядящий человек может оказаться одним из них. Она не хотела рисковать; Джордж носил один из типичных деловых костюмов, простой, но изготовленный из ткани хорошего качества, и такие детали обычно замечали те, кто знал, что нужно искать. И как человек, идущий один, Джордж мог стать идеальной мишенью, и она была рада, что он тоже это знал.
Когда первый свисток прозвучал, объявляя о неизбежном отъезде поезда, все они вздрогнули.
«Нам лучше идти. Еще раз спасибо за все, - добавила она и, встав на цыпочки к ужасу Джорджа, кратко обняла его. - Я буду скучать по вас, Джордж».
Джордж молчал мгновение, выглядя так, словно был в недоумении, но это продолжалось недолго. «Спасибо, что сказали, но я не думаю, что у вас будет время скучать по мне... - он сделал паузу, - мэм».
«Джордж, что я сказала о том, чтобы не называть меня «мэм?» Кенди снова нахмурилась, а потом услышала сзади смешок. Она уставилась на обоих мужчин. Пока Альберт смеялся открыто, лицо Джорджа было более серьезным, чем когда-либо, и в то же время настолько невинным в выражении, что могло принадлежать совершенно ангельскому ребенку. Но она знала лучше; прекрасные дети-ангелочки только выглядели ангелочками. Она поняла. Это было не похоже на обычное поведение для кого-то такого же, как Джордж, но прямо сейчас, он дразнил ее. Его собственным нежным, но, тем не менее, дразнящим способом. «Два против одного, это несправедливо! - вздохнула она, притворяясь обиженной. - Мужчины... Всегда вместе!»
Повернувшись на каблуках, она быстро поднялась по ступенькам, ведущим внутрь поезда, преследуемая еще одним смешком мужа.
Когда она исчезла внутри, Альберт откашлялся, все еще веселясь. «Джордж...» - сказал он, привлекая внимание друга. Когда Джордж повернулся к нему, он протянул руку, и оба мужчины коротко пожали их друг другу. «Еще раз спасибо и будь осторожен, когда пойдешь к машине, хорошо?»
«Конечно».
«Ну, тогда, увидимся через месяц, - подытожил Альберт. - Арчи обещал мне заняться бизнесом, и Монти будет следить за ним».
«Разве тебе не нужен кто-нибудь, кто будет следить за ними обоими?» - невинно спросил Джордж.
«Даже не думай об этом, - предупредил его Альберт с улыбкой. - Это не обсуждается. Я уже говорил тебе, что это будет для тебя тоже свободное время, и не собираюсь менять мнение! Почему ты так упорно отказываешься принять заслуженные каникулы?»
На мгновение Джордж выглядел так, будто собирался добавить что-то еще, но неожиданный, пронзающий воздух, звук свистка прервал его, прежде чем он смог даже начать.
У Альберта больше не было времени на обсуждения, и он быстро сел в поезд. Как раз вовремя, прошло еще несколько секунд, и он почувствовал сигнальный толчок под ногами.
У них было только мгновение, чтобы помахать на прощание, прежде чем вся платформа осталась позади.

Nynaeve
Сообщения: 48
Зарегистрирован: 02 май 2017, 08:35

Фанфик "Crossroads II" (GosieKin,перевод:alauda, Nynaeve)

Сообщение Nynaeve » 28 окт 2018, 13:39

Глава 30: К концу. (Часть 3)

«Итак, мистер Авантюрист... - обратилась Кенди к мужу с заманчивой улыбкой. Теперь, когда стресс от возможности опоздать на поезд прошёл, она с каждым мгновением становилась все более вдохновленной. - Не мог бы ты, наконец, рассказать мне больше о том, куда мы отправляемся?»
«Ну, поездка на поезде закончится в Лос-Анджелесе, это все, что я знаю наверняка. Там мы сядем на паром».
«Да, мистер Очевидность, - ответила Кенди дразня. – Знаешь ли, я просила подробности?» И прежде чем Альберт смог даже моргнуть, она засыпала его тысячами вопросов: «По каким городам мы будем путешествовать? Много ли их будет? Как долго продлится путешествие на пароме? Будем ли мы останавливаться на перерывы? Сколько времени займет все путешествия? И как долго мы будем оставаться в Лос-Анджелесе?»
«Эй, эй, Кенди, успокойся!» Альберт поднял руки в оборонительном жесте. «Не так много сразу! Я не могу уследить за тобой!»
Кенди рассмеялась над его ошеломленным лицом.
«Хорошо, давай начнем с Лос-Анджелеса... Да, у нас будет почти полдня, поэтому, если хочешь, мы сможем осмотреть достопримечательности», - продолжил Альберт, снова сосредоточившись. «Я уточню, где можно в безопасности оставить наш багаж, и тогда мы сможем немного изучить город. Это, конечно, если у тебя все еще будут силы, чтобы ходить...» - добавил он.
«Почему это я не смогу? Или... путешествие на поезде будет таким длинным, что мы устанем...?» - спросила она, надеясь услышать что-то положительное.
«Нет, не самим путешествием...» - Альберт игриво сжал ей нос, и она поморщилась от щекотки. И понизив голос, он добавил: «По крайней мере, я надеюсь, что нет».
«Ладно... Так, где наши места?»
Альберт не ответил. Вместо этого он положил обе руки ей на плечи, жестом предлагая повернуться. Она последовала его примеру, и от главного входа они вошли в коридор, отделанный деревом. Пройдя мимо двух закрытых дверей, Альберт остановил ее у третьей, и, не сказав ни слова, повернул дверную ручку, открывая дверь. И как зазор в двери медленно расширялся, глаза Кенди снова загорались от возбуждения.
«Вау!» - воскликнула она с искренним удивлением.
«Ты действительно думала, что я позволил бы нам устать и испортить начало медового месяца? - возразил Альберт. - Я думал, ты бы догадалась, что я забронировал купе...»
Вместо того чтобы что-то сказать, Кенди пожала плечами, ярко улыбнувшись, и с растущим чувством любопытства вошла, сразу начав рассматривать интерьер. Купе было уютным. Хотя это был поезд и пространство кабины было ограничено его шириной, но обстановка все же была красивой. Отполированные крепления и арматура, ярко светящиеся на фоне теплого деревянного интерьера, богатый цвет тканей на покрывалах кровати и безупречно чистых стульях, темно-красный ковер - громко говорили, что это был не обычный пригородный поезд.
Под окном на противоположной стене стоял довольно большой стол, и это было место, под которое был временно убран их багаж. Подойдя, она положила на стол сумочку и сверток газет. Затем, освободив руки, она подошла к дивану, занимавшему большую часть пространства кабины, и быстро села.
«Теперь... – вздохнула она, в приподнятом настроении. - Это то, что можно назвать комфортным путешествием! Я могу путешествовать так день или больше без проблем!»
«Рад слышать, что ты это сказала». Альберт закрыл за собой дверь и подошел, чтобы встать перед ней, покачиваясь туда сюда совместно с поездом. «Нам придется провести следующие семьдесят часов или около того здесь ».
«Семьдесят…? - Кенди внезапно чуть не задохнулась. - Но... - она снова сделала паузу, быстро соображая, - но это почти три дня! Ты сказал, что путешествие не займет много времени!»
Альберт покачал головой, все еще улыбаясь. «Я не говорил ничего подобного. Я только сказал, что мы, надеюсь, не будем исчерпаны путешествием на поезде. И поскольку у нас есть довольно комфортабельный номер, длина пути не должна быть очень большой проблемой».
Кенди вздохнула, покачав головой. «О, хорошо... - сказала она. - Наверно, мне надо внимательнее слушать тебя...»
«Определенно, да».
Спрыгнув с дивана, она начала дальнейшее исследование интерьера. Она снова осмотрела купе, на этот раз заметив подробности; резьбу по деревянным панелям, изысканный розовый абажур на тумбочке и еще два светильника прикрепленных к стене, тонкую ткань занавесок - и, наконец, еще одну узкую дверь, расположенную в стене, которая, казалось, отделяла их купе от следующего. Дверь была покрыта теми же панелями, что и остальная часть стены, и если бы не маленькая ручка, скрытая в небольшом углублении на одной из панелей, было бы очень легко пропустить ее.
«Это дверь в следующее купе?» - спросила она.
«Просто посмотри сама», - предложил Альберт.
И она открыла. Но с другой стороны не было зеркального интерьера кабины-близнеца, которую она ожидала увидеть. Вместо этого ее приветствовал вид на микроскопическую, но полностью оборудованную уборную.
«Ванная!» - радостно воскликнула она. Это путешествие выглядело все более и более многообещающим с каждой новой вещью, которую она обнаруживала! «Как мило!»
«В конце концов, это междугородний поезд», - объяснил Альберт.
Она оставила дальнейшее исследование ванной комнаты на потом, когда понадобится, и закрыла дверь.
В тот момент, когда Кенди начала поворачиваться в купе, еще одна вещь привлекла ее внимание. Она пропустила ее раньше, так как та была прикреплена к стене возле главной двери, и когда они вошли, открытая дверь полностью закрыла ее. Только теперь, когда дверь была закрыта, она смогла увидеть.
«Лестница здесь?» Она с любопытством посмотрела на Альберта.
Опять же, вместо ответа, он подошел к кровати и протянул руку к стене. Она не понимала, пока он не схватил толстую красную веревку на стене, которую она приняла за украшение неизвестного характера. Он потянул довольно сильно, но неуклонно, и к ее удивлению панели над кроватью раскрылись, демонстрируя быстро расширяющийся пробел. Через мгновение она поняла - это была еще одна кровать, изящно скрытая в стене, как дверь в ванную.
«Двухъярусная кровать!» Кенди не могла не захлопать в ладоши. Перед другим человеком ей было бы стыдно вести себя так по-детски, но с Альбертом, все было иначе. Он был другим и понимал ее желание исследовать мир вокруг, потому что все это стоило того. И он также знал, что у нее слабость к двухъярусным кроватям.
Альберт посмотрел на жену в приподнятом настроении и улыбнулся. «Значит, лестница имеет смысл?»
«О да! - воскликнула она. - Я сплю наверху!»
Ее радость была заразной, и он был взволнован вместе с ней. Однако, как только она произнесла последние слова, его улыбка изменила характер.
«Нет, нет, - сказал он тепло и сделал два шага, которые отделяли его от нее. Мягко обернув руки вокруг ее талии, он опустил голову, положив лоб на нее. «Нижняя часть намного удобнее. Если разложить диван, он открывается в двуспальную кровать...»
«Тогда оставь его себе, - предложила она дразнящим тоном. - А я буду спать наверху».
«Нет, нет». Альберт притянул жену ближе, начав губами блуждать по ее уху. С большим удовольствием он заметил, что она затрепетала от его действий. Из-за позднего пробуждения, а затем безумной спешки, чтобы добраться до станции вовремя, он подавлял тоску тела в течение всего долгого утра, и теперь было так, что он не видел никакой причины или необходимости больше сдерживаться. «Ты спишь со мной, моя милая, и это не обсуждается. И знаешь... - осторожно пробормотал он ей на ухо, - я сказал, что путешествие не исчерпает нас, но я уверен, что есть другие способы достичь этого... Как насчет того, если мы прямо сейчас начнем выяснять, что будет самым утомительным?»
Он не мог позже объяснить, как это произошло; в один миг она стояла в его объятиях, слегка дрожа от его прикосновений, а в следующий момент, она стояла позади него, тихо хихикая. Он повернулся к ней лицом, игриво улыбнувшись, и, прежде чем он успел моргнуть, она повернулась и бросилась через купе.
Ему потребовалась полная секунда, чтобы понять, что она собирается делать, и еще одна, чтобы отреагировать. «О нет, ты этого не сделаешь!» - закричал он, бросившись за ней. Он не успел; она проворно залезала по лестнице, как белка, и он упустил ее ногу всего на дюйм. «Немедленно спускайся, мошенница!»
Шуршание одеял дошло до его ушей, а затем веселый смех. «Я же сказала тебе... - невинно противостояла ему она, - я сплю здесь».
«Если ты думаешь, что я закончил с тобой после одной ночи, ты ошибаешься. Спускайся сюда, я сказал!» - потребовал он, смеясь, что изменило звук его слов.
Кенди подползла к деревянной стене, прижавшись к ней. «Мне и здесь хорошо!»
«Вот видишь, ты не оставляешь мне другого выбора! Я поднимаюсь!» - предупредил он, положив ногу на первую ступеньку лестницы.
Когда он продолжил подниматься, в дверь постучали. «Простите, кто-нибудь есть? - спросил голос из-за двери громко, но вежливо. - Могу я увидеть ваши билеты, пожалуйста?»
Альберт вздохнул. Он совершенно забыл об этом! Войдя в поезд с Джорджем, они так спешили, что не объявили о себе проводнику. Неудивительно, что теперь он проверял забронированное купе.
Альберт спустился с лестницы, но в его движениях не было никакого раздражения. Более того; он весело улыбался себе. Хотя их прервали, у него было много времени, чтобы получить то, что он хотел. Три дня, если быть точным, и он сомневался, нужно ли ему столько времени. Но затем некая фантазия пришла ему в голову...
«Ну, тогда, дорогая, считай, что тебе повезло...» - сказал он с фальшивой отставкой в голосе. Он подошел к двери, но прежде чем открыть ее, снова повернулся и добавил через плечо, на этот раз пообещав: «...около пяти минут».
КОНЕЦ...?
(46) IRC – Inter City Rail – междугородние пути.

Аватара пользователя
Anuta
Победитель конкурса
Победитель конкурса
Сообщения: 6349
Зарегистрирован: 30 июл 2007, 09:52
Контактная информация:

Фанфик "Crossroads II" (GosieKin,перевод:alauda, Nynaeve)

Сообщение Anuta » 13 ноя 2018, 21:39

Хороший перевод. :сооl:
Легко читается.
Спасибо за труд.


Вернуться в «Кенди-фанфики»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя