Фанфик "Crossroads II" (GosieKin,перевод:alauda, Nynaeve)

пишем, читаем и делимся впечатлениями

Модератор: Ksenia

Аватара пользователя
alauda
Сообщения: 85
Зарегистрирован: 20 май 2009, 13:51
Откуда: Москва

Фанфик "Crossroads II" (GosieKin,перевод:alauda, Nynaeve)

Сообщение alauda » 05 ноя 2010, 19:42

Наконец-то я получила разрешение автора (GosieKin) и начинаю переводить продолжение фанфика Розы Кармоны Перекресток.

P.S. оригинал на английском языке можно прочитать здесь
http://www.fanfiction.net/s/5502132/1/Crossroads_II

P.P.S. Фанфик еще не закончен.
Последний раз редактировалось alauda 15 окт 2018, 21:05, всего редактировалось 2 раза.

Аватара пользователя
alauda
Сообщения: 85
Зарегистрирован: 20 май 2009, 13:51
Откуда: Москва

Сообщение alauda » 05 ноя 2010, 19:50

Перекресток Часть 2
Автор GosieKin
Глава 1. Перемены
Чикаго, 18.06.1921
«Моя дорогая Кэнди, - читала девушка. Я покидаю Чикаго. Не могу точно сказать, как долго буду отсутствовать, но к тому времени, как ты прочитаешь это письмо, я уже буду на пути в Африку. Я собираюсь присоединиться к зоологической экспедиции в Конго.
Не беспокойся. Я обо всем позаботился. Я оставил Монти ответственным за бизнес, Хана знает, как следить за домом, а Джордж будет ответственен за корреспонденцию.
Пожалуйста, позаботься о себе. Наслаждайся жизнью. Я открыл для тебя специальный счет в банке. Джордж объяснит тебе, как им можно воспользоваться. Эти деньги – специально для тебя, и ты можешь тратить их по своему усмотрению. Я также позволил себе оставить некоторые распоряжения в отношении Дома Пони. Джордж расскажет тебе все детали.
Пожалуйста, прости, что не дал знать тебе о моем отъезде раньше. Не люблю прощания.
Всегда твой, Альберт».
- Альберт, как ты мог! – Кэнди разрыдалась, терзая одной рукой злосчастное письмо, а другой в ярости ударяя по столу. - Мне не нужны деньги. Неужели ты не понимаешь, что мне нужен ты? Как ты мог? Как ты мог снова оставить меня? Мы ведь собиралась поговорить!!!
Когда неделю назад Альберт вернулся из Лейквуда, Кэнди ощутила сильное напряжение, в котором он пребывал. Он был очень тихим, необычно отдаленным и, казалось, полностью безразличным к ее настроению. Движимая своим нетерпением, Кэнди хотела поговорить с ним обо всем, что произошло. О том, что случилось на приеме и о письме, которое он написал ей. Но Альберт не дал девушке даже шанса. К ее удивлению, он не упомянул о записке, которую она послала ему, как будто этого никогда не случалось. Они привыкли делиться друг с другом своими мыслями и чувствами, но на этот раз Альберт не собирался пускать Кэнди в свои мысли, и это открытие больно ранило девушку.
Он казался таким недоступным и холодным, что обычная ее храбрость подвела Кэнди, и девушка решила подождать несколько дней, рассудив, что лучше поговорит с ним, когда его странное настроение переменится. И только сегодня, прочитав письмо, доставленное Джорджем, Кэнди осознала, что приняла неверное решение.
- Почему я не заметила ничего раньше? – Ругала он себя. – Я просто ждала и теперь должна заплатить за это… Теперь все потеряно! Нет! – внезапная мысль пришла в голову. – Может, еще не поздно. Может, я смогу еще найти его?
Кэнди вскочила, бросила скомканное письмо на кровать и побежала вниз по ступеням в поисках Джорджа. Тот уже собирался покинуть особняк, но девушка остановила его и буквально заставила зайти обратно в комнату. Со слезами на глазах она умоляла его сказать, каким кораблем отплывает Альберт. Зная, как Джордж предан Альберту, она ожидала, что верный друг будет возражать, но к ее удивлению тот не стал ничего скрывать.
Воодушевленная успехом, девушка не теряя ни секунды, связалась по телефону с Нью-Йорком. И хотя она трепетала от нетерпения, ее сознание оставалось холодным и четким. Ожидая ответа, Кэнди прокручивала события в голове снова и снова, пока все кусочки головоломки неожиданно не начали вставать на свои места. Девушка, наконец, поняла странное поведение Альберта по отношению к себе, его уход, его молчаливое возвращение из Лейквуда, его постоянные отлучки, его холодность во время нечастых и случайных их встреч, таинственные телефонные звонки и то, что он скрывал от нее.
А затем тот завтрак, два дня назад… Альберт казался счастливым, возбужденным, шутил… Какой контраст со всеми предшествующими днями. И Кэнди ушла на работу, полная надежд, что ее молитвы услышаны, что они наконец-то смогут поговорить. Но она вернулась так поздно, что все уже спали. Она также не видела его вчера и, разочарованно, предположила, что он очень занят, как и всегда. И только сегодня… Теперь девушка ясно видела, как же наивна она была. Перемена в его настроении два дня назад вовсе не давала ей шанса, просто Альберт таким образом прощался.
Еще одна внезапная мысль, и еще один кусочек головоломки встал на свое место. Альберт уехал утренним поездом, он уже на корабле. Оставалась единственная надежда, что он провел ночь в одном из отелей… но, зная его пристрастие к путешествиям, его привычку везде успевать, девушка в этом сомневалась. Ну пожалуйста… - молилась она, - пожалуйста….
Ноги отказывались держать ее, и Кэнди села. Повернувшись, она неожиданно заметила мягкий взгляд Джорджа. Он наблюдал за ней. И девушка неожиданно поняла, что он не сопротивлялся, когда она попросила помочь. Слезы застилали ее глаза, и она сжалась, пытаясь остановить их. Ей следовало подумать раньше… Она знала Джорджа достаточно, чтобы понимать, что тот никогда не подчиниться никому, кроме Альберта. Он бы никогда не выдал такую важную информацию, как название корабля, если Альберт этого не хотел. И если Джордж сказал то, о чем просила Кэнди, так это потому, что эта информация уже не была важна. Уже нет. Если бы Джордж нарушил приказ Альберта, то не стоял бы спокойно у окна, не смотрел бы так мудро и терпеливо, с такой жалостью…
Как это ни было больно, девушке пришлось осознать, что шансы отыскать Альберта в Нью-Йоркском порту очень и очень малы… скорее всего, их просто нет.
И ее страхи подтвердились. Вышедший наконец-то на связь офис Порта Нью-Йорка сообщил, что «Леди Луиза» отплыла вчера вечером.
Не надо было быть гением, чтобы сообразить, что Альберт распорядился отдать прощальное письмо лишь после отплытия корабля. И последний кусочек головоломки встал на место. Если Альберт планировал все это, а Кэнди была уверена, что так оно и есть, то он планировал безукоризненно. Не было сомнений, что он не хотел, чтоб она успела найти его.
Разочарованная, Кэнди вернулась в свою комнату, и слезы вновь полились из ее глаз. «Как ты мог, Альберт? Как ты мог?» - ее слова разрезали тишину комнаты. «Ты вынужден был уехать… что ж… но как ты мог оставить меня именно так?»
***
Дни проходили за днями и превращались в недели. Уже прошел месяц с того телефонного звонка в Нью-Йорк. Душа Кэнди переполнялась противоречивыми чувствами. Ее сердце было наполнено горечью и печалью, отчаяньем и ощущением одиночества. Но, в то же время, Кэнди чувствовала … опустошенность. Ничего уже не было прежним. Она любила этот дом, но ведь это Альберт делал его настоящим домом. Без него, это было просто пустое и холодное жилище. Когда Альберт был в Лейквуде, она могла ждать. Теперь… теперь ей не оставалось даже этого. Ее не ждало ничего и никто.
Девушка вспомнила совет Патти, и в конце лета решила, что должна уехать. Джордж был против этих планов, но в конечном итоге, хоть и против воли, помог найти ей квартиру. Квартирка была настолько мала, что, казалось, может поместиться в комнате, которую Кэнди занимала в особняке. Но для девушки этого было достаточно. Ей нравился вид из окна на парк и деревья. И, кроме того, отсюда до госпиталя было рукой подать.
Втроем, с Патти и Анни, они обустраивали новое жилье. И хотя времени было очень мало, в один прекрасный день все приготовления были завершены, и на Кэнди снизошло необычайное спокойствие. Теперь у нее был свой собственный дом. Некоторое время девушка продолжала заглядывать иногда в особняк Эндри, но с возвращением мадам Элрой прекратились и эти редкие визиты. Старая леди посчитала, что оставлять особняк только на слуг неразумно и вернулась из Бостона. Таким образом, контакты Кэнди с этим домом прекратились. За исключением Джорджа, регулярно посещавшего девушку на ее новой квартире, только Хана иногда заглядывала к Кэнди, приносила свои восхитительные пироги и разные целебные травки.
В этом году Кэнди взяла несколько выходных в госпитале, чтобы провести Рождество в доме Пони. Это место было всегда наполнено жизнью. Ее всегда здесь ждали, и это немного согревало сердце девушки. Она обнимала что есть силы своих мам, детей дома Пони, своего любимого Клина, хоть и постаревшего, но не потерявшего страсть к приключениям. И вот уже «Миледи Эндри» исчезла, а Кэнди карабкается на самое высокое дерево. Холмы, покрытые снегом и освещаемые зимним солнцем, были для нее драгоценнее всего на свете. Девушка подумала, что ничего здесь не изменилось, даже полные беспокойства причитания двух женщин, которые, заметив, как высоко она забралась, тут же в переживаниях прибежали к дереву. Ничего не изменилось…
Рождественский ужин собрал за одним большим столом всех обитателей Дома Пони, а после они отправились колядовать к соседям. Она запомнит это Рождество надолго. Оно принесло ей столько счастья!
Но, несмотря на эту радость, на душе Кэнди не было покоя. Впервые в жизни, Холм Пони не смог утешить ее. Тень Альберта присутствовала даже здесь… нет, особенно здесь. Именно здесь она встретила его впервые. По возвращении в Чикаго, тоска только увеличилась. И Кэнди становилась все тише и тише.
Альберт написал лишь однажды. Она получила письмо в конце января. Он рассказывал о своих исследованиях и даже, несмотря на спокойные слова, Кэнди могла чувствовать, как захватила его эта работа. Кажется, что ему вполне хорошо без меня – с обидой думала девушка. Альберт не написал ни слова о себе, казалось, он не хочет делиться с ней ничем, кроме обыденных событий. И ни слова о ней, кроме пожеланий счастья в новом году. Обратного адреса также не было, а Джордж поклялся, что найти Альберта не представляется возможным, поскольку тот находится вдали от больших городов. Единственным средством общения были короткие телеграммы, в которых Альберт сообщал, что с ним все хорошо, и он жив.
Кэнди следовало подумать лучше. Если бы она не была так ослеплена разочарованием, она бы осознала, что Альберт, обладающий огромным чувством ответственности, никогда бы не уехал, не организовав все до мелочей, включая способы общения. Ей следовало бы знать, что ни Монтгомери, ни Джордж не допустили бы ситуации, при которой они не смогли бы в случае необходимости связаться с Альбертом.
Кэнди не знала, что Альберт, желая остаться наедине с собой, сообщил Джорджу на крайний случай, где его можно найти. Также банкир распорядился ставить себя в известность обо всех событиях, происходящих в семье. Обо всех событиях, кроме событий в жизни Кэнди.
И хотя Кэнди и не подозревала об этом, сердце Джорджа разрывалось на части, когда он отказывал ей в ее просьбах связаться с Альбертом. Никогда еще Джордж не был так близок к тому, чтобы нарушить свое слово, когда девушка так доверчиво смотрела в его глаза. И только огромное усилие воли заставляло его удержаться. Ему приходилось прятать свою симпатию и жалость к ней очень глубоко. Гораздо глубже, чем в тот день после отъезда Альберта.
Кэнди запутывалась все больше и больше. И если Патти открыла подруге глаза на то, что та только предполагала, Анни ругала Кэнди что есть сил. «Как ты могла быть такой слепой, Кэнди?» - возмущалась Анни. Я не понимаю, почему ты так долго не замечала, какой он прекрасный человек? Он любил тебя, да, любил. И ты не ошибешься, если предположишь, что его чувства были далеки от братских. Но ты не хочешь этого принимать. Ты повторяешь, как тяжело тебе, потому что он оставил тебя. Ты хоть на секунду задумалась, как он себя чувствовал? Подумай об этом теперь! Жить столько лет под одной крышей с любимой женщиной, будучи убежденным, что она готова умереть ради любви его лучшего друга! Ты бы была способна на такое?»
И Кэнди была вынуждена признать правоту Анни. Альберт был всегда рядом, а она, Кэнди, воспринимала это как должное. Она была так погружена в свои чувства, что не замечала его… и вот он уехал. И единственное, что она чувствовала, это жалость к себе. Опять только к себе. А где же мысли о нем? Имела ли она, Кэнди, право упрекать Альберта, что он уехал? После всех мучений, которые она доставила ему… после того, что она сделала на том приеме… Ведь Альберт не мог знать, что произошло между ней и Терри в тот вечер, и как это изменило ее внутренний мир. Он не мог и предположить, что девушка собирается поговорить с ним, Альбертом, начистоту. Она была так глупа, что не объяснила свое намерение.
С этого момента стыд не оставлял Кэнди. Она не могла смотреть на себя в зеркало. Единственное забвение давала работа. Девушка лучилась энергией, и непрерывно искала, в чем она может быть еще полезна. И она оставалась с пациентами в свое свободно время, снова и снова… и так бесчисленные часы. Для нее это было лекарство. В работе было что-то настоящее, надежное, что-то, что она могла удержать и сохранить для себя, что-то, что помогало заглушить боль в сердце.
Но иногда, когда дежурства не были тяжелыми, когда она успевала справиться со всеми заданиями, она вновь возвращалась к грустным мыслям. Как мотылек к огню, Кэнди стремилась к фантомам прошлого. И однажды, набравшись достаточно смелости, она заглянула глубже в свою душу. И то, что она увидела, разбило ей сердце. Слова Анни заставили Кэнди осознать, что, несмотря на то, что ей всегда недоставало Альберта в его отсутствие, эти чувства были далеки от бескорыстной любви. Теперь же все изменилось. Было что-то новое в ее желании быть рядом с ним, что-то новое прорастало в ее душе, еще хрупкое, но с каждым днем становящееся все сильнее и сильнее. Были ли эти чувства так же сильны, как тот ураган эмоций, который она испытывала по отношению к Терри? Или эти новые чувства навсегда останутся в тени прошлого, останутся лишь жалким подобием любви? Она не знала. Но ее мысли больше не были посвящены ее потребностям. Теперь она думала о том, что заслуживает Альберт. Наконец-то она забыла о себе и начала думать об Альберте. В одном Кэнди была уверена точно. Альберт заслуживает женщину, которая будет любить его без каких-либо условий и оговорок, а просто за его великодушие и доброе сердце, прекрасные глаза, за все то, что она всегда знала в нем… Но почему она? Почему он мучил себя из-за нее? Что она сделала, чтобы заслужить такое чувство? Ничего. Что она может сделать, чтобы вознаградить его страдания? Она не знала. И как она может проверить свои чувства, не раня его? Кэнди понимала, что должна что-то предпринять. Но позволит ли Альберт ей это? Захочет ли он принять ее? Любит ли он ее все еще? Прошло столько времени…
Однажды, когда он вернется… Если он когда-нибудь вернется… - повторяла Кэнди. Однажды я пойму…
Кэнди едва ли заметила, что зима сменилась весной, а та - летом. Ей было все равно. Единственное, что имело значение – это работа.
Последний раз редактировалось alauda 06 ноя 2010, 21:45, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
alauda
Сообщения: 85
Зарегистрирован: 20 май 2009, 13:51
Откуда: Москва

Сообщение alauda » 06 ноя 2010, 21:44

Глава 2. Будет ли все по-прежнему?
Это был один из тех редких дней, когда Кэнди не работала. Стояло начало июля, и было довольно жарко. Девушка сидела в своем любимом кресле и была так глубоко погружена в книгу, что даже не заметила, что кто-то стучит в дверь. Но во второй раз стук раздался громче, чем в первый, и Кэнди оторвалась от книги.
«Должно быть, это Анни» - подумала она и открыла дверь.
На какое-то мгновение перехватило дыхание, и Кэнди остолбенела. Это была не Анни. В дверях стоял… Альберт.
- Ты вернулся… - чуть слышно прошептала девушка.
- Привет, Кэнди. – Альберт улыбнулся ей, как делал это тысячи раз, но теперь в его улыбке было что-то новое. – Удивлена?
- Удивлена – это не то слово… Он вернулся… О, Боже, он наконец-то вернулся…
- Я могу зайти?
Кэнди поняла, что все еще стоит на пороге.
- Конечно, проходи, пожалуйста, - она старалась сдержать рвущуюся наружу радость. Она мечтала увидеть его, броситься в его объятия, но… мужество оставило ее. Что-то новое в Альберте остановило ее и не дало броситься ему на шею, но девушка не могла точно понять, что же это. Пока еще не могла.
- Извини, я не хотела показаться грубой. Просто… Я не ожидала, что ты вернешься… Извини… - она потрясла головой, приходя в себя. - Хочешь чего-нибудь выпить?
- Кофе – было бы замечательно, если не возражаешь.
Необходимость приготовить кофе неожиданно стала прекрасным поводом провести некоторое время наедине с самой собой, и Кэнди с облегчением ушла на кухню. Он вернулся… О, Боже, он наконец-то вернулся… Она сделала несколько медленных вздохов, чтобы прийти в себя и принялась за приготовление двух чашек кофе.
Когда Кэнди вошла в комнату, Альберт сидел на диване и разглядывал все вокруг.
- Я слышал, что ты уехала из особняка. Мне здесь нравится. Очень уютно. И очень подходит тебе. И атмосфера такая … научная. – Он кивнул на стопку открытых книг, лежащих прямо на кофейном столике.
- О, я просто стараюсь пополнить свои медицинские знания…
Кэнди широко улыбнулась, надеясь, что Альберт не услышал ничего необычного в ее голосе, пока она говорила о своей работе. Ей пришлось приложить массу усилий, чтобы поддерживать непринужденный разговор, в то время как ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Те несколько минут на кухне совсем не помогли. По-правде сказать, не помогли бы и еще несколько минут… Кэнди все еще не могла поверить, что видит Альберта после столь долгой разлуки. Он был такой же стройный и мускулистый, как она и помнила, казалось, что он не изменился, но… Его жесты и мимика были сдержанны, но не в той изысканной городской манере, как она помнила. Теперь в его движениях было больше инстинктивного, в них была грация льва и свобода. Это напомнило девушке прежнего свободолюбивого мистера Альберта, который привык исчезать за горизонтом, оставляя прошлое без сожалений. Но этот Альберт не собирался исчезать. Он сидел здесь, на ее диване, расслабленный, чарующий, надежный, но такой непроницаемый. Какая-то аура загадочности окружала его, особенно это проявлялось в его загадочной и самоуверенной улыбке. Видимо недавно он стриг волосы, потому что белые пряди спадали на его лоб, создавая удивительный контраст с его магнетическими синими глазами и загорелой кожей.
Бросив лишь несколько робких взглядов, Кэнди отметила все эти изменения во внешности молодого мужчины. Она не осмеливалась смотреть на него открыто. Это был он… но он сидел рядом с ней, и он был просто неотразим!
- Твоя поездка прошла удачно? – спросила девушка, покончив с рассказом о своей работе. Неужели он видит, как дрожат мои руки?
- О, да, - кивнул Альберт. – Мне удалось сделать многое. Некоторые мои статьи еще требуют доработки, но я доволен результатами.
- Ты собираешься опубликовать свои работы?
- Конечно. Они больше рассчитаны на ученых, но я могу дать тебе почитать.
- Я буду рада.
И снова в комнате повисло молчание, долгое смущенное молчание. Кэнди смотрела на Альберта, не зная, что еще сказать, а он глядел на нее спокойно, и его взгляд казался непроницаемым.
- Когда ты вернулся? – наконец спросила девушка.
- Вчера, - просто ответил он.
- Ты, наверное, устал после такого путешествия?
- Нет, совсем нет.
И опять молчание.
Наконец Альберт достал что-то из кармана, но Кэнди не могла разглядеть, что именно, поскольку мужчина сжимал руку, скрывая это что-то от ее глаз.
- Вообще то, я пришел к тебе затем, чтобы отдать подарок. Маленький сувенир из Конго, – услышала девушка. – Закрой глаза.
- Кэнди была удивлена, но послушно закрыла глаза. Она почувствовала, как Альберт берет ее руку и осторожно разжимает пальцы, заставляя ладонь раскрыться. Что-то холодное касается руки девушки, и она понимает, что на ладони лежит какая-то фигурка. Надо отметить, довольно тяжелая фигурка. Кэнди почувствовала полностью ее вес, когда Альберт убрал свою руку.
- Это подарок на твой прошедший день рождения. Поздравляю. Пусть исполнятся все твои желания.
Кэнди открыла глаза, и от изумления у нее перехватило дыхание. Это была действительно маленькая фигурка, маленький золотистый лев. Всего три дюйма в высоту, причудливо застывший в агрессивной атакующей позе. Внимательно разглядев фигурку, Кэнди отметила, что это не просто мастерская работа, но также и произведение искусства, восхищающее взгляд. Обычная фигурка – но она была просто восхитительна.
- Это так красиво, - девушка в восхищении рассматривала детали, наблюдая, как искрятся блики на поверхности. – Из чего она сделана? Кажется, будто из золота, но ведь это не так? Это похоже… - она присмотрелась, - на камень?
- Да, это камень, - подтвердил Альберт. – Кварц, если быть точным. Он называется тигровый глаз.
- Ты купил эту восхитительную вещицу специально для меня?
- Вообще то, я не покупал. Я вырезал ее сам, – ответил мужчина.
Кэнди глядела на него недоверчиво.
- Ты? Это? Ты сделал это сам?
Альберт улыбнулся.
- Ты удивишься, как много прирожденных художников в Конго. Один из них научил меня вырезать из кварца. У меня было очень много свободного времени, и его надо было чем-то занять.
- Не говори так, будто это может сделать каждый, - перебила его девушка. – Посмотри на эти выточенные края, гладкие, но сильные мускулы… а грива! – Кэнди едва сдерживала восторг. – Мне кажется, я вижу каждую шерстинку! Он кажется таким живым, как будто он прыгнет в любое мгновение. Я прямо чувствую, как этот лев сомневается: прыгать или нет? Это не работа любителя. Это искусство!
- Уверяю тебя, этот лев никогда не прыгнет. – Альберт, казалось, не обращал внимания на комплименты и восторг Кэнди. – Он просто неуверен. Возможно, кто-то пытается приручить его… - Альберт многозначительно замолчал.
И через мгновение она поняла. – Альберт, - воскликнула она. – Это лев из парка? Это Донго?
- Похоже, что так, - ее понимание обрадовало Альберта. – Ты всегда спрашивала меня, как это: укротить льва? Теперь ты можешь выяснить это сама. Мне кажется, это будет довольно забавно - львица пытается укротить льва.
Он вновь рассмеялся, увидев замешательство девушки, и пояснил: «С твоей гривой ты так похожа на него».
На мгновение Кэнди лишилась дара речи. Но не потому, что Альберт дразнил ее.
Это не только мои волосы, Альберт, это что-то большее, - думала она. Я действительно похожа на этого льва. Я также не знаю, на что решиться. Понимал ли ты это, когда вырезал фигурку, или это я везде ищу скрытый смысл? Что означает этот лев, Альберт? Что ты пытаешься сказать мне?
Собрав все свое мужество, Кэнди осторожно дотронулась до руки Альберта.
- Ты действительно знаешь, как меня удивить, Альберт, - сказал она мягко. – Это самый прекрасный подарок, который я когда-либо получала. Слышит ли он, как дрожит мой голос? Просто «спасибо» недостаточно, чтобы выразить мою благодарность.
- Мне вполне достаточно, - ответил Альберт спокойно, поднося ее руку к своим губам. Поцелуй был очень изысканным и… отчужденным. Освобождая ее руку, мужчина весело добавил: «Я надеюсь, что ты приручишь этого льва…»
***
Уже дольно давно Кэнди чувствовала себя расстроенной. Она внимательно выполняла свою работу, но ее душа и мысли были далеко. Прошло уже несколько дней с возвращения Альберта, но сердце девушки продолжало сжиматься каждый раз, когда она вспоминала, как он обнял ее при встрече. Он делал так множество раз, тысячи раз и раньше. Но в этот раз в его объятиях девушка почувствовала что-то новое, отличное от обычного чувства спокойствия и безопасности. Новое чувство было приятным и сильным, заставлявшим ее тело быть легким и тяжелым одновременно. Однажды, она уже испытывала это чувство.
Осознание и внутренне признание того, что она испытывает к Альберту влечение, поражало и опустошало. Опустошало потому, что было уже слишком поздно. Теперь Альберт был нужен Кэнди, но она больше не была нужна ему.

Аватара пользователя
Татьяна
Сообщения: 122
Зарегистрирован: 12 апр 2010, 23:30
Род занятий: счастливая мама, фото, графика-дизайн
Откуда: Москва

Сообщение Татьяна » 07 ноя 2010, 01:26

Очень интересно и волнующе написано! Надеюсь, этот фанфик будет завершен :)
alauda, спасибо вам большое за труд! Испросить разрешения у автора, перевести и написать все в благозвучном русском изложении - конечно же очень объемная работа.

Аватара пользователя
alauda
Сообщения: 85
Зарегистрирован: 20 май 2009, 13:51
Откуда: Москва

Сообщение alauda » 11 ноя 2010, 08:29

Глава 3. Шаг один, шаг второй.
Последние несколько месяцев Анни старалась проявлять терпение по отношению к Кэнди, но больше она не могла сдерживаться. Два ее лучших друга - Кэнди и Альберт – старательно избегали друг друга. Уже прошел месяц с тех пор, как Альберт вернулся, и семья вновь воссоединилась. Но ничего важного так и не происходило. Анни боялась, что если так и будет продолжаться, то ничего уже нельзя будет исправить.
В один прекрасный день, зная, что смена Кэнди окончилась, Анни встретила свою подругу у дверей больницы, подхватила за руку и, несмотря на все возражения, потащила по направлению к квартире, прямо через парк. Анни была настроена столь решительно, что обычная дорога заняла времени меньше, чем всегда.
- Кэнди, твое недоверие оскорбляет меня, - проговорила Анни, закрыв дверь квартиры. – Ты говоришь обо всем на свете, но я хорошо помню эти симптомы. Я хочу знать, что с тобой не так и не уйду, пока не выясню этого.
- Но в том то и проблема, Анни. Я не знаю, что сказать. Внутри меня царит какой-то хаос…
- Так расскажи мне об этом. Это хорошее начало, - воодушевила Анни подругу.
- Я очень много думала о том, что ты мне говорила об Альберте, – когда Кэнди начала говорить об этом, она почувствовала, что сможет открыть свою душу. Она говорила и говорила, а Анни слушала. Когда Кэнди закончила свой рассказ, девушки расплакались.
- Теперь ты понимаешь? – говорила Кэнди. Я больше не уверена ни в чем, но не имею права спросить, что он чувствует… Вдруг, его чувства изменились? Может, он сдался? Прошло так много времени. Он кажется таким холодным…
- Глупышка… - Анни улыбнулась сквозь слезы, разглядывая фигурку льва. – Этот лев говорит мне кое о чем. Много свободного времени – ну конечно! – фыркнула она. – Я, конечно, не эксперт, но могу сказать, что создание такой вещицы требует не дней, а недель. Неужели ты думаешь, что Альберт потратил бы кучу времени, чтобы просто сделать подарок кому-либо? И к кому он пришел раньше всех по возвращении? К Монти? К Арчи? Ко мне? Родственникам или друзьям? Нет! Он пришел к тебе, чтобы увидеть тебя, пришел на следующий же день, как вернулся. И я уверена, что он не пришел в тот же день только лишь потому, что ты работала. И теперь я спрашиваю тебя, почему ты не поговоришь с ним?
- Ты думаешь, я не хотела? – воскликнула Кэнди сквозь слезы. – Я в долгу перед ним, но он так холоден, я не знаю, как начать! Я встретила его только один раз с тех пор, и он был все такой же. Он закрылся в своей раковине, скрылся под маской джентльмена. Как я могу достучаться до него, если он не выказывает никаких чувств?
- Это напоминает мне одну знакомую девушку. Она сидит сейчас рядом со мной и льет слезы. Наверное, она думает, что она дождик. – Анни тряхнула головой, и обе девушки рассмеялись сквозь слезы. – Глупенькая, - повторила Анни, - а ты не думала, что его поведение – это просто способ защититься? Вы просто должны честно поговорить. Я знаю, что это может быть больно, но это единственное решение.
- Я понимаю! Но мне так страшно! Он уже не такой, как прежде… - Кэнди спрятала лицо в ладонях.
Вот опять я должна взять все в свои руки, - подумала Анни, обнимая подругу. Иначе они будут медлить вечно!
У нее был план…
***
- Арчи, любовь моя, могу я попросить тебя об одолжении? – спросила Анни немного игриво, обнимая мужа за шею.
Арчи повернулся к жене и прищурил глаза.
- О, мой Бог, я знаю этот ангельский взгляд, чувствую, что дело закончится слезами, - пробормотал он. – Я знаю, что очень скоро пожалею об этом, но да, дорогая, что я могу сделать для тебя?
- Не будь таким патетичным, - рассмеялась его жена и потянула его в сторону балкона, чтобы насладиться приятным ветерком, приносящим запахи леса. – Я просто хочу, чтобы ты пригласил сюда Альберта. Мне очень надо поговорить с ним, но так, чтобы мадам Элрой не мешала.
- Ты имеешь в виду, чтоб не мешал ее длинный нос, который она любит совать не в свои дела?
- Арчи, что за манеры? – отругала Анни мужа, но ее мягкий смех говорил о согласии с его словами.
- Явно куда-то пропали, а может, их не было и вовсе, - махнул Арчи рукой. - Но зачем тебе нужен Альберт?
- Это личное…
- Эй, я теперь ревную!
- Не будь глупым, я серьезно, - Анни отвернулась и начала смотреть в сторону.
- Так, теперь я уже всерьез ревную. Ладно, ладно, я привезу его… - глаза молодого мужчины сверкнули, в них зажглось подозрение. – Имеет ли твоя «личная причина» что-нибудь общее с печальной белокурой девушкой – любительницей лазать по деревьям?
- Да, имеет. Эти двое явно нуждаются в помощи, но вряд ли сами ее попросят.
- Может, мне следует поговорить с Альбертом? – предложил Арчи, коварно улыбнувшись. – Ты понимаешь, мужской разговор…
- О, нет! – Анни быстро развернулась и посмотрела на мужа. – Боюсь, что если он поймет, как много людей обсуждают его большой секрет, он замкнется в себе.
- Хорошо, не буду беспокоить нашего застенчивого Уильяма Альберта…- пробормотал Арчи. – Ты права, не стоит вовлекать слишком много людей. Я придумаю что-нибудь, чтобы заманить его.
- Завтра? – спросила настойчиво жена?
- Кто-то очень спешит? А? – Арчи потянулся к жене и прижал ее к себе. – Меня забавляет мысль, что моя жена имеет тайны у меня же под носом.
- Арчи, пожалуйста, - Анни смеялась без остановки, а муж щекотал ее.
- Хорошо. Обещаю, что приведу его завтра. А если он будет сопротивляться, то применю насилие, - Арчи поцеловал жену в носик. Похоже, все действительно кончится слезами… - подумал он серьезно. Вопрос только, чьими?
***
- Арчи, что это за дело? Оно не может подождать? У меня много работы, – ворчал Альберт по дороге к дому Арчи.
- Ты занят всю свою жизнь. Дела – вот твоя жизнь. – Арчи помахал Анни, дожидающейся мужчин на ступенях. – Это она настояла. Я знаю, что мы могли бы нанести тебе визит в особняке, но она не слишком хорошо себя чувствует, - соврал он. – Теперь я вас оставлю.
Не произнося ни слова, Альберт последовал за Анни внутрь дома. Она проводила мужчину в гостиную.
В самом уголке прекрасно декорированной комнаты, у камина, был создан островок покоя. На стене висело отполированное до блеска зеркало. Перед очагом стояли два честерфилдских дивана, между ними стоял кофейный столик из ореха и на трех выгнутых ножках. Рядом с французским окном на другой стороне комнаты, открывающим прекрасный вид на лес, располагался заполненный всем необходимым бар.
- Прошу прощение за похищение, дорогой. – Извинилась Анни. – Я обещаю, что не отниму слишком много твоего времени. Мне просто надо поговорить с тобой.
- Хорошо, - Альберт улыбнулся и сел на один из диванчиков. – Я тебя слушаю.
- Выпьешь что-нибудь? – спросила молодая женщина, направляясь к бару. Арчи всегда следил за разнообразием напитков в баре для гостей.
- Бренди, если можно.
Анни наполнила большую хрустальную емкость из бесчисленного количества бутылок и графинов, и начала разливать жидкость по бокалам. Напиток темно-золотого цвета заискрился в стакане. В свое время Анни пришлось научиться точно определять количество алкоголя для каждого напитка, а также, в каких случаях необходим тот или иной напиток. Она вспомнила уроки своего отца…
Молодая женщина протянула стакан своему гостю.
- Пожалуйста, прости меня за прямоту, и не подумай, что я люблю вмешиваться в чужую жизнь, но … в этот раз я просто вынуждена… я должна точно знать… Можешь ли ты быть честным со мной?
- В чем? – спросил Альберт и сделал глоток бренди. Внешне он казался расслабленным, но его внезапно застывшее лицо говорило об обратном.
- Что ты думаешь… о Кэнди, Альберт… - произнесла Анни так мягко, как только могла. – Я знаю, что ты любил ее… А сейчас… все еще любишь?
- Могу я узнать причину твоей заинтересованности? – перебил Альберт женщину. На его лице не отражалось ни одной эмоции.
- Я прошу тебя, Альберт… Мне тоже нелегко… - Анни сжалась под его тяжелым взглядом. Она начала беспокоиться, что Кэнди может оказаться права. Теперь в Альберте явно было что-то новое, чужое. Она никогда не могла бы и предположить такого, но он напугал ее.
- Это важно… важно для вас обоих… - добавила она робко.
- Я перебью тебя, хоть это и невежливо. Но я не понимаю, как тебя касаются мои личные чувства? – Альберт говорил очень холодно, продолжая пить бренди. – Я предполагаю, что должна быть какая-то причина, и вряд ли ты интересуешься для того, чтобы получить возможность посплетничать. Тем не менее, мне не нравится то факт, что я вдруг стал объектом для таких вопросов… Это она… - он на мгновение запнулся, - она послала тебя?
- Она даже не предполагает, что я могу поговорить с тобой. Это целиком моя затея.
- Тогда я снова спрашиваю, почему это так важно знать тебе?
- Потому что я не могу смотреть на вас двоих без сожаления. Может, вы теряете единственный шанс… - вскричала Анни нетерпеливо. – Вы созданы друг для друга.
Последним глотком Альберт прикончил бренди. Затем он встал и поставил бокал на стол.
- Мы? Кэнди и я? Вместе? Наш шанс? – саркастично произнес он. – Нет никаких «нас», Анни, ты придумываешь то, чего нет.
- Так ли это? – возразила молодая женщина. – А тот лев, которого ты вырезал для нее? Я видела это, Альберт. Если этот подарок не был создан с любовью – я больше не Анни Корнуэлл!
- Ты придумываешь, Анни, - повторил Альберт.
- Ты хочешь сказать, что не любишь ее?
Альберт не ответил.
Твое поведение уже дало мне ответ, но я хочу услышать это от тебя, - проговорила Анни.
Альберт вновь не ответил, и женщине пришлось собрать в кулак все свое мужество, чтобы сказать то, что могло бы поколебать его холодность. – Я не ожидала, что Уильям Альберт Эндри такой глупец, что вынужден прятаться под маской фальшивого безразличия.
Это был вызов.
И в этот момент он перестал сдерживать себя. В ярости сжав кулаки, он повернулся к Анни.
- Анни, черт побери, о чем ты говоришь? Что ты хочешь от меня? Правду? – взорвался Альберт.
А почему бы и нет? – подумал внезапно он. Пусть весь мир знает эту горькую правду о жалком Альберте!
- Прекрасно, - он отвернулся и подошел вплотную к огню. Такие признания давались мужчине тяжело, он не хотел, чтобы Анни видела его лицо. Альберт постоял некоторое время, глядя на очаг. Он глубоко вздохнул и проговорил…
- Ни один раз она говорила мне, что не хочет больше любить. Голос Альберта звучал тихо, но в нем явно чувствовалось напряжение. Мужчина и не подозревал, что Анни видит его лицо в зеркале. – Более чем достаточно. Она говорила мне, что ее любовь к Терри – это смысл ее жизни, даже если эта любовь делает ее несчастной, и я видел достаточно, чтобы поверить этим словам! Ты помнишь ее день рождения? Я видел их, я видел ее и Терри в саду… - вернувшееся воспоминание заставило стучать кровь в висках. – И тогда я понял, что не могу состязаться с Терри, даже когда он женат и запретен для Кэнди. Ты это хотела услышать, Анни? Прекрасно! Она была для меня воздухом, жизнью… Я оставил ее, чтобы забыть, и Бог знает, чего мне это стоило! Я убежал от нее, я учился жить без нее, пытался жить нормальной жизнью! И сейчас ты хочешь уничтожить все, чего я достиг… Зачем ты мучаешь меня?
Анни посмотрела на Альберта со страхом. Альберт - нежный? Альберт - спокойный? Нет! Он испугал ее этой вспышкой, да, но эта страсть… Анни почувствовала эту страсть, хотя сама и не была ее объектом. Это открытие шокировало молодую женщину.
- О, мой Бог, Альберт! – она едва могла говорить, ее дыхание перехватило. – В твоей душе так много огня! Я могу поклясться, что ни одна женщина не сможет сопротивляться этому огню!
- Кроме одной! – бросил Альберт саркастически и вновь повернулся к Анни. – Нет никаких «нас» и никогда не будет. И если тебе надо кого-то в этом винить, то вини ее, а не меня! Я бросился сразу к ней, когда вернулся, но она обращалась со мной как с братом. Ничего не изменилось! И если уж ты так настаиваешь, я могу сказать тебе, Анни: да, я люблю ее, люблю, как идиот, потому что знаю, как бесполезны мои чувства! Но я не знаю, что сделаю с тобой, если ты когда-нибудь скажешь ей об этом!
Альберт бросил на Анни неистовый взгляд, а затем закрыл глаза на мгновение, приходя в себя. Когда он вновь открыл их, его взгляд был снова спокоен и непроницаем.
- А теперь, если ты меня простишь, я пойду. Думаю, что на сегодня достаточно.
Мужчина направился к двери и уже взялся за ручку двери… Анни поняла, что надо действовать очень быстро. Она все еще пребывала под впечатлением от недавней вспышки Альберта, но уже не было времени для сомнений, и молодая женщина произнесла: «Кэнди думает, что любит тебя. Не как брата».
Рука мужчины застыла в воздухе, так и не дотронувшись до двери. Повернувшись к Анни, он холодно спросил: «Это такая шутка?»
- Я бы никогда не стала так шутить, Альберт. Пожалуйста, сядь, - попросила Анни и облегченно вздохнула, когда мужчина вернулся и снова сел на диван.
Не говоря больше ни слова, хозяйка подошла к бару, наполнила новый бокал бренди и передала своему гостю. На этот раз порция была двойная. Если уж алкоголь помог ему немного расслабиться, разрушить защитные барьеры, которые он возвел, то новая порция, возможно, заставит его продолжить этот разговор. Анни была готова истощить запасы Арчи, если потребуется! И действительно, получив свой бокал, Альберт опрокинул в себя содержимое одним глотком. Анни вновь наполнила бокал и поставила его на столик.
- Послушай, - продолжила она тихо. – Тебя не было так долго, Альберт, и ты не знаешь всего. Очень многое действительно изменилось. Она изменилась. С тех пор, как Кэнди получила твое письмо из Африки, она ни разу не упоминала твоего имени на протяжении всех этих месяцев. Но я видела ее лицо, когда кто-либо начинал говорить о тебе, и я знаю, что каждую секунду ее мысли были о тебе. Ты знаешь ее лучше, чем я… ты должен знать, что Кэнди всегда молчит о том, что ранит ее больше всего… Она кажется все такой же, доброй и заботливой, но никто не может проникнуть в ее мысли. Она закрылась в себе, как и ты.
Альберт выпил третий бокал.
Анни продолжала говорить.
- Только недавно я заставила Кэнди поговорить со мной. Я не могу рассказать тебе всего, ведь это не моя тайна, но поверь мне,… все эти события не дались Кэнди так легко. Ты уехал раньше, чем она смогла сказать тебе что-то очень важное, и Кэнди не перестает винить себя за свою нерешительность. Альберт, она потеряна и смущена, но причина не в том, в чем ты думаешь. Не имеет значения, хочет она любить снова или нет, эти чувства рождаются вне зависимости от наших желаний. Кэнди разрывается между памятью о потерянной любви, укорами совести, виной и, может быть, новой любовью, в которой она еще не очень уверена. И она боится этой новой любви, потому что боится причинить боль тебе… Как же все сложно! – Анни вздохнула. – Ты страдаешь от того, что она, как тебе кажется, видит в тебе лишь брата, в то время, как она просто боится твоей холодности. Это просто заколдованный круг! Почему все должно быть так сложно? Неужели вы, двое, не можете избавить меня от этой головной боли и просто любить друг друга?
- Жизнь довольно сложная штука, Анни… - ответил тихо Альберт, наливая себе еще один бокал.
- Кэнди все еще есть над чем подумать, есть в чем разобраться… - добавила Анни тихо. Она понимала, что вопрос, который она собирается задать, может разрушить все, что уже достигнуто к этому моменту. – Шанс очень небольшой, это так… - молодая женщина вновь замолчала, затем перевела дыхание и продолжила мягким голосом – Сможешь ли ты жить с ней, зная, что она, быть может, никогда не сможет забыть его?
Некоторое мгновение Альберт колебался. Слова Анни проносились в его сознании. Он вспомнил времена, полные надежды и стремлений, но он вспомнил времена, поглощенные безнадежностью.
Маятник. Движущийся маятник на часах деда.
Туда – сюда, тик-так…
Эти колебания заставляли его медленно умирать последние пять лет. Слова Анни также напомнили Альберту о той туче над его головой, что звалась Терри. Из-за него Альберт не смог занять первое место в сердце Кэнди. И эта туча, эта тень все еще остается рядом, Альберт уверен в этом.
- Я не знаю, Анни, - наконец ответил мужчина. Он нисколько не был пьян, он мог поклясться, но четыре бренди за час все же не были хорошими советчиками и не давали мыслить четко. Но держать свои мысли в себе – это тоже не слишком хорошая идея, ведь Альберт чувствовал, что плотина разрушена, а эмоции рвутся наружу.
- Иногда мне кажется, что я могу выдержать все, только лишь чтобы быть рядом с ней… - Альберт слышал, что его голос звучит странно. Наверное, он все же немного пьян. А, может быть, сильно пьян. На мгновение он закрыл глаза, как будто этот жест мог помочь сосредоточиться. И в тот же момент мужчина почувствовал, что не сможет сдержать рвущиеся наружу слова:
- А иногда мне кажется, что я хочу быть единственным…
Анни встала и отвернулась, чтобы скрыть улыбку, появившуюся на лице. Бренди – это была великолепная мысль! И это сработало. Он сказал все, что следовало. Первый шаг сделан – подумала она. Он подтвердил мои предположения и важно то, что он еще не сдался окончательно. Теперь время для шага второго…
- Ты знаешь, - произнесла молодая женщина, чувствуя себя достаточно уверенно, - я всегда считала, что вы созданы друг для друга. Просто Кэнди этого не увидела. Дай вашим отношениям еще один шанс, Альберт, поговори с ней. Вам надо откровенно поговорить обо всем, и не важно, что это будет тяжело, - у Анни внезапно возникло ощущение дежа-вю. Она уже произносила эти слова, она говорила то же самое Кэнди. – Но, Альберт, именно ты должен начать этот разговор, Кэнди никогда не решиться сама, она слишком напугана. Пожалуйста, обещай мне, что вы поговорите!
На мгновение в комнате повисла тишина, прежде чем Альберт заговорил.
- Кажется, дорога обещает быть очень долгой, Анни… - мужчина встал с кресла. Его ответ не был похож на обещание, которое Анни хотела получить, но молодая женщина почувствовала, что решение принято. Бренди был действительно хорошей идеей.
- Я знаю, но ведь Кэнди того стоит, не так ли? – спросила она тихо.
Она смотрела, как Альберт выходит в сад и медленно идет в сторону леса. Он казался глубоко погруженным в свои мысли и напоминал прежнего Альберта. И Анни была не так уж далека от истины. Глубоко внутри он все же остался прежним.
И эта мысль заставила Анни улыбнуться. Эта мысль и еще немного качающаяся походка, с которой Альберт скрылся за деревьями.

Аватара пользователя
Rapunzcel
Сообщения: 298
Зарегистрирован: 30 янв 2010, 00:06
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение Rapunzcel » 11 ноя 2010, 18:07

alauda
Спасибо большое за твой труд:) а этот фанфик закончен? или еще пишется?

Аватара пользователя
alauda
Сообщения: 85
Зарегистрирован: 20 май 2009, 13:51
Откуда: Москва

Сообщение alauda » 12 ноя 2010, 07:25

Фанфик еще пишется, но автор бросать не собирается и трудится во всю.
Уже написано 23 главы. :roll:

Аватара пользователя
=Ami=
Сообщения: 71
Зарегистрирован: 11 мар 2010, 13:27

Сообщение =Ami= » 12 ноя 2010, 10:53

О, я читала этот фанфик на английском. ИМХО, сначала все шло хорошо, а потом скатилось на уровень обычного любовного романа с соответствующими описаниями, как кто кого потрогал или поцеловал, и как от этого земля уходит из под ног.

Аватара пользователя
alauda
Сообщения: 85
Зарегистрирован: 20 май 2009, 13:51
Откуда: Москва

Сообщение alauda » 16 ноя 2010, 08:58

Глава 4. Искры
Чикаго, 24.07.1922
Какой тяжелый день, - думала Кэнди, покидая госпиталь. И я опять забыла пообедать.
Она медленно брела по улице, когда звук затормозившей машины заставил ее обернуться.
- Залезай, я тебя подброшу, - услышала девушка и к своему удивлению узнала голос Альберта. – Ты выглядишь усталой, - добавил он, когда Кэнди села в машину.
- Я и правда устала. Эй! – вскричала она в ту же секунду, увидев, как Альберт разворачивает машину и жмет на газ. – Альберт, что ты делаешь? Мой дом в другой стороне!
- Я тебя похищаю, - ответил мужчина.
- Что?
- Я похищаю тебя, - повторил тот. Держись крепче.
- Альберт, что происходит? Куда ты меня везешь?
- Увидишь. – Альберт загадочно улыбнулся.
- Но уже темнеет.
- В этом-то все и дело.
Улицы пролетали мимо, и Кэнди на мгновение подумала, что Альберт везет ее в особняк. Но она ошиблась, Альберт свернул в другую сторону и поехал в сторону севера. Они пересекли реку Чикаго и выбрались на Лейк-Шор-Драйв. Они проехали муниципальную плотину, Линкольн-парк, и не было похоже, что они собираются остановиться где-то здесь. Кэнди совершенно не представляла, что задумал Альберт. А когда она спросила, куда же они все-таки едут, тот подарил ей загадочную улыбку и напомнил, что кошку погубило любопытство.
С Лейк-Шор-Драйв они повернули на Шеридан-роад. Они ехали все дальше и дальше. И вновь Кэнди интересовалась, куда же они держат путь, а Альберт молчал и улыбался в ответ.
Окраина города даже в дневном свете не выглядела гостеприимно, а сейчас, ночью, без единого огонька, она казалась зловещей. Альберт все еще молчал, и это немного беспокоило Кэнди, но она точно знала, что несмотря на боль, которую они причинили друг другу, это был он, Альберт. Он никогда не сделает ничего такого, что заставит ее испытать страх перед ним. И Кэнди не боялась, ей просто было очень любопытно, почему, несмотря на сложность их отношений, он пригласил ее в это небольшое путешествие. И еще она чувствовала себя счастливой, что может просто побыть рядом с ним. Может, она сможет начать разговор,… разговор, который они так долго откладывали?
Когда они выехали за пределы города, Альберт съехал с главной дороги по направлению к озеру и остановил машину на диком пляже.
- Нам надо немного подождать, - услышала Кэнди. Это были первые слова, которые произнес Альберт за последние пятнадцать минут. – Нам повезло - мы успели вовремя. И хорошо, что на небе ни облачка. Сейчас ты можешь поесть, - добавил он. С заднего сиденья автомобиля мужчина достал небольшую корзину и передал ее девушке. – Думаю, что ты голодна.
- Нет, вовсе нет… - запротестовала Кэнди.
Но опровергая ее слова, заурчал желудок. Звук был такой громкий, что Кэнди не сомневалась в том, что Альберт все слышал. Девушка покраснела, пойманная на лжи. Ей оставалось только надеяться, что темнота позволит ей скрыть пылающие щеки. Почему мне так важно не выглядеть глупо в его глазах? - подумала в растерянности Кэнди.
- Ну конечно, ты не голодна, - в голосе Альберта слышался смех, и Кэнди покраснела еще больше. – Налетай. Хана приготовила твой любимый пирог.
Девушка сдалась и принялась за еду. Не было смысла отрицать очевидное - она была так голодна, что, несмотря на то, что старалась есть медленно, опустошила корзину всего за пять минут.
За едой Кэнди хранила молчание, но ее душа плакала от полной беспомощности. Как может она начать говорить о таких важных вещах, как чувства, если ее желудок бурчит от голода?
- Не голодна? Ха! Я хотел было присоединиться к тебе, но ты не оставила ни крошки, – поддразнил Альберт девушку, когда она поставила уже пустую корзину назад в автомобиль. – Эй, я пошутил. Я только что ужинал, - добавил он быстро, заметив полный раскаяния взгляд девушки. Затем он посмотрел на часы. – Так, приготовились,… теперь в любую минуту это может начаться... – с этими словами мужчина открыл дверь. – Вылезай из машины, тебе будет лучше видно отсюда.
Кэнди послушалась, но больше не могла сдерживать любопытства. – Лучше видно? Ночью? Альберт, что мы здесь делаем? Чего мы ждем?
Альберт развернул ее лицом к озеру.
- Не спрашивай, мисс Любопытство, просто смотри!
Бескрайняя чернота ночного неба, звездная и глубокая. Неполная луна была прекрасна, но ведь такую луну девушка видела тысячи раз. Во всем этом не было ничего необычного, кроме удивительно чистого неба. Кэнди спрашивала себя, неужели это было именно то, что Альберт хотел показать ей? Но прошло несколько минут, и это произошло.
Ночное небо внезапно пронзила длинная серебряная нить, и небо стало темным вновь. Затем снова, и снова, и вот уже вспышки света прорезают ночное небо одновременно, создавая причудливые узоры. Ничего не было слышно, серебряные искры сыпались в полнейшей тишине, нарушаемой только плеском воды, накатывающей на берег в нескольких шагах от людей. О да! Это стоило того, чтобы приехать сюда! Даже в такое позднее время.
- Тебе нравится? – спросил Альберт, не глядя в сторону девушки.
- Да. Подожди, - добавила она быстро, - кажется, я знаю, что это такое. Я никогда не видела ничего подобного, но я уверена, что это падающие звезды. Ведь это они? – спросила Кэнди, но Альберт не успел ни опровергнуть, ни подтвердить ее слова, потому что девушка продолжала. – Я слышала, что такое происходит каждый год, но их можно наблюдать в разных уголках Земли. Я даже помню, как они называются…. Персеи…? Персеины…? Персеиды?
- Да, это Персеиды, - Альберт вздохнул, и Кэнди внезапно услышала нотки недовольства в его голосе. – Спасибо за лекцию, предполагалось, что лектором буду я… мне следовало бы помнить о твоей способности портить сюрпризы. – Альберт снова вздохнул. – В любом случае, если ты вдруг позволишь мне продолжить, я смогу только добавить, что это не звезды. Правильное название этого феномена будет «метеорный дождь», это комический мусор, ни больше, ни меньше, сгораемый при прохождении через земную атмосферу.
- Я уверена, что чем бы они ни являлись, их первое название «падающие звезды» было дано им не без причины. – Кэнди вздрогнула, когда одна из звезд упала ближе и быстрее, чем другие. – Они такие яркие… А они могут упасть на нас?
- Ты думаешь, я бы спокойно стоял и смотрел на приближающийся Апокалипсис? – ответил Альберт. – Не беспокойся, они испаряются очень далеко от нас, а если что-то и достигает поверхности Земли, то это просто пыль или мелкие фрагменты метеоров.
- Фу… - Кэнди театрально вздохнула. – Приятно знать, что у меня есть шанс дожить до старости. Но что насчет хвоста? – вернулась она к теме обсуждения, наблюдая за одним из метеоров. - Что это?
- Ага, все-таки мне кое-то осталось для рассказа. Приятно… - Альберт насмешливо улыбнулся. – Видишь ли, моя любопытная леди, чем выше их скорость, тем ярче метеоры горят, а ты должна знать, что они летят со скоростью, которую мы даже не можем представить. Поэтому они такие яркие. А этот хвост – не что иное, как вспышка света, оставляемая метеорами, когда они достигают атмосферы.
Кэнди смотрела на Альберта, закусив уголок губы. Он всегда так делала, когда обдумывала что-то. И внезапная мысль озарила ее. – Я знаю, это как… как искорки о бенгальских огней, когда ты размахиваешь ими.
- Верно.
Обрадованная своими познаниями, девушка добавила
- Откуда ты все это знаешь?
- Я разговаривал с одним профессором, и он указал мне время Персеид. Я только выбрал нужное место. Но Кэнди,… - мужчина внезапно замолчал, увидев, что девушка дрожит. – Уже ночь, а ты одета в легкое платье. Тебе, наверное, холодно. – Он достал теплый шерстяной плед с заднего сиденья и передал ей. – Вот, возьми…
Кэнди укуталась в плед, но тот был тяжелым и спадал с ее плеч. Должно быть, Альберт заметил это, потому что Кэнди почувствовала, как его рука поправляет плед, натягивая его на ее плечи. Если Кэнди и была удивлена этим жестом, она смогла это не показать. Но она не сумела скрыть удивление, ощутив, что рука Альберта осталась лежать на ее плече, как будто бы это было вполне естественно.
- Теплее? – услышал девушка.
Она посмотрела на мужчину, но он не глядел в ее сторону, сосредоточенный на прекрасном представлении, продолжающемся на небе.
- Да, спасибо, - ответила Кэнди. Что происходит?
И так они стояли некоторое время, не произнося ни слова. Она перестала удивляться его поведению и просто наслаждалась моментом. Было так приятно чувствовать себя в его объятиях! Так естественно… так безопасно… так приятно… Она так долго этого желала, и сейчас она хотела, чтобы этот миг длился вечно!
Внезапно девушка почувствовала, как рука Альберта дотронулась до ее шеи, а его пальцы стали медленно гладить ее затылок и локоны. Движения были мягкими и нежными, такими нежными, что Кэнди почувствовала теплую волну необъяснимого желания, рождающуюся в ее теле. Она затрепетала. Альберт почувствовал это, но не убрал руку.
- Мне прекратить? – спросил он.
- Нет, - прошептала девушка, - Не останавливайся.
И он не стал. Его пальцы медленно прошлись по ее волосам, дотронулись до ушка. Затем заскользили вниз, к шее, и внезапно оказались у самой груди… Кэнди напряглась и выскользнула из его объятий. Без поддержки руки мужчины, плед соскользнул с плеч девушки и упал на землю прежде, чем она успела подхватить его.
- Прости, - произнес сухо Альберт и отвернулся от Кэнди, даже не пытаясь скрыть обиду. – Это было ошибкой. О чем я думал? – разочарование наполняло его душу.
Кэнди стояла, не в силах вымолвить ни слова. О нет, нет, о не так понял! Она вздрогнула, потому что ее тело отозвалось на его прикосновения с такой силой, что девушка просто испугалась. Как я могу сказать ему, что делает со мной его прикосновение? Скажи ему, скажи, пока не стало слишком поздно, - твердил голос в ее голове.
- Альберт, это не то, что ты думаешь, - начала она. Нет, это звучит не так. Продолжай, Кэнди, продолжай. – Просто ты удивил меня… - Нет, опять неверно. Он даже не смотрел на нее. – Просто мне кажется, что я никогда не испытывала таких чувств…
Наконец-то, он повернулся к ней.
- И это все?
- Что ты хочешь, чтобы я сказала тебе? – отозвалась Кэнди. – Как я могу открыться тебе, если ты прячешься от меня?
- Ты тоже не честна со мной, - резко бросил он ей.
Все было так прекрасно в начале. Где теперь эта теплая атмосфера? Пока мы говорим о нейтральных вещах, все кажется таким же, как прежде, но как только доходит до чего-то личного… куда пропало наше доверие друг к другу? Мы ведь делились друг с другом всем на свете! Нет, нет, нет! – другой голос взял слово. Это ты всегда делилась с ним всем на свете, болтала без умолку. Он всегда только слушал, давал советы, но ничего не говорил о себе!
Кэнди стояла, не двигаясь. Холодный воздух кусал ее кожу, вызывая мурашки, но она не замечала этого. Девушка внезапно осознала, что этот привлекательный, на первый взгляд открытый человек, стоящий рядом с ней – на самом деле загадка для нее. Она никогда не знала его… даже в прошлом… и это больно.
- Но я хочу быть честной с тобой, - произнесла Кэнди тихо. Я хочу быть честной и хочу, чтобы ты знал… - Я запуталась. Мне кажется, мы оба запутались…
Казалось, Альберт намного расслабился.
- Кэнди, мне кажется, нам надо поговорить.
- Я знаю, я должна тебе этот разговор.
- Ты ничего мне не должна, но нам надо многое объяснить друг другу…
- Я знаю, - повторила она.
- Но не сейчас, - закончил он. – Уже действительно поздно, а тебе нужен отдых. Было легкомысленно с моей стороны так долго тебя задерживать.
- Эй, не надо решать за меня, во сколько мне ложиться спать. – Запротестовала Кэнди, задирая кверху подбородок. – Я большая девочка и могу позаботиться о себе сама. Ты сам мне это говорил, помнишь?
Он так говорил? О да, тысячу лет назад, на ее дне рождения. Она больше не маленькая девочка… он знал это слишком хорошо! Именно это было причиной его страданий. Он мог видеть ее лицо в отсветах луны. Он смотрел на ее силуэт. Она была такая изящная, хрупкая, но, в то же время, такая сильная и живая. Невинность и зрелость сочетались в ней причудливым образом, и это невероятное сочетание полностью покорило его сердце.
Анни была права, что-то изменилось в Кэнди… но это будет очень долгий путь… Это даже еще не начало… Борясь с собой, Альберт вновь соорудил защитный барьер на пути нахлынувших в его душу чувств. После всего, через что ему пришлось пройти, он боялся вновь надеяться.
- Да, ты взрослая, но даже взрослым надо иногда отдыхать. – Произнес Альберт, старясь, чтобы его голос звучал спокойно. Он нагнулся, поднял упавший плед и передал его Кэнди. – Поехали?
Ночь была очень темная, и Альберт вел машину очень осторожно, стараясь не глядеть на девушку. И только когда они достигли огней города, он немного расслабился. Для него было обычным делом находить дорогу в кромешной тьме. Но это когда он был на ногах. За рулем – совсем другое дело. После года, проведенного преимущественно на ногах или в седле, он чувствовал некоторую неловкость, ведя машину.
Кэнди была странно молчалива с тех пор, как они покинули берег озера, и Альберт боялся, что стал причиной этой молчаливости. Наконец, когда машина выехала на прямой и светлый участок дороги, мужчина почувствовал, что можно оторвать взгляд от дороги и взглянуть на девушку. И один быстрый взгляд раскрыл тайну ее молчания – Кэнди спала.
Альберт покачал головой, удивляясь своему легкомыслию. Если нескольких минут в подскакивающей на ухабах машине оказалось достаточно, чтобы девушка заснула, значит, она устала намного больше, чем хотела показать. Как это похоже на нее, - подумал он. Мне следовало помнить, как она упряма, когда дело касается ее ощущений. Нам действительно надо поговорить, но это рандеву под звездами не совсем подходит для выяснения отношений. И несмотря на то, что между нами, казалось, царила теплая атмосфера, а ситуация казалась романтичной, все это было обманом. Не надо относиться к этому слишком серьезно… Нет. Мы не можем продолжать вести себя так, будто не было этого года. Если Анни права, если действительно есть шанс все начать сначала, то сначала надо поговорить и прояснить все, что было и есть между нами. И спешка тут излишня. К тому же, сейчас Кэнди так устала…
Им предстояло ехать еще минут двадцать, и Альберт не видел необходимости будить девушку. Он вел машину, сосредоточившись на дороге и своих мыслях, слушая тихое дыхание Кэнди. Его сознание искало новые возможности, он обдумывал одни, отвергал их, затем возвращался к ним вновь, и к тому времени, как они приехали к дому Кэнди, мужчина знал, что ему следует делать.
Он еще раз взглянул на спящую девушку. Ее волосы растрепались, закрывая половину щеки. Прежде, чем он осознал, что делает, Альберт дотронулся до белых локонов девушки и отбросил их, обнажая ее лицо и шею. Он смотрел на ее губы, чуть приоткрытые во сне. Память об этих губах преследовала его так долго! Он помнил их вкус, он помнил свои чувства, когда целовал их!
Нет! Прежде чем пальцы мужчины дотронулись до губ Кэнди, он быстро отдернул руку, как будто обжегшись. Он отвернулся и глубоко вздохнул. Надо успокоиться и привести в порядок свои мысли. Всему свое время.
Альберт вышел из машины и отрыл дверь с той стороны, где сидела Кэнди. Очень нежно он дотронулся до руки девушки. Она не пошевелилась, и мужчина повторил движение. Наконец Кэнди открыла глаза.
- Просыпайся, соня. Мы приехали.
Она не сопротивлялась, когда Альберт поднял ее на руки, и одно только это свидетельствовало о том, что она устала гораздо больше, чем он мог предположить.
- Ты больше не маленькая девочка, но я чувствую, что должен отругать тебя, - произнес он, поставив ее на пол около самой двери. – Ты слишком много работаешь и мало ешь.
- Нет, все в порядке, - Кэнди пыталась возражать, но ее слова звучали неубедительно. – Мне просто надо выспаться, и завтра я буду как огурчик.
- Я в этом не уверен, - серьезно произнес Альберт. – Спокойной ночи, Кэнди.
- Спокойной ночи, Альберт. И… - девушка улыбнулась, - спасибо за похищение.
***
- Четыре дня – это все, что я могу. При всем моем уважении, у нас действительно очень много работы. – Ответил директор госпиталя своему гостю.
- Этого будет достаточно. Я сожалею, что побеспокоил Вас, но это было просто необходимо. Семейные причины.
- Конечно, я понимаю. Но если Вы позволите мне быть откровенным, сэр, без нее госпиталь будет пустым. Некоторые пациенты шутят, что готовы снова заболеть, только чтоб попасть под ее крылышко.
- Я верю Вам. Она всегда приносит с собой солнечный свет, – ответил гость. Затем он встал, пожал руку директора и собрался уходить. – Да, еще одно. Пожалуйста, поставьте ее в известность о необходимости отпуска в соответствии с графиком. Я не хочу, чтобы она знала о нашей беседе.
- Конечно, сэр.
- Спасибо за помощь.
- Всегда рад помочь, сэр, – ответил директор гостю, и тот вышел из кабинета.
Закрывая дверь, Альберт улыбнулся своим мыслям. Кэнди, эта непослушная девочка-женщина, действительно выросла, но это не имеет значения. Хочет она того или нет, но он позаботиться о ней…
Просто ей не следует знать об этом.

Аватара пользователя
alauda
Сообщения: 85
Зарегистрирован: 20 май 2009, 13:51
Откуда: Москва

Сообщение alauda » 16 ноя 2010, 09:01

=Ami= писал(а):О, я читала этот фанфик на английском. ИМХО, сначала все шло хорошо, а потом скатилось на уровень обычного любовного романа с соответствующими описаниями, как кто кого потрогал или поцеловал, и как от этого земля уходит из под ног.


Ну не без этого. Любовь же... :roll:

Ну насчет потрогал - вряд ли буду переводить соответствующую главу (правда, до этого еще очень далеко). А поцеловал - ну, это дело житейское. Любовь, наверное, не только через духовное восприятие рождается и живет. :P


Вернуться в «Кенди-фанфики»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость